Меню

Вода из нила вода из реки лимпопо вода из средиземного моря

ЛитЛайф

Жанры

Авторы

Книги

Серии

Форум

Паустовский Константин Георгиевич

Книга «Том 4. Повесть о жизни. Книги 1-3»

Оглавление

Читать

Помогите нам сделать Литлайф лучше

  • «
  • 1
  • 2
  • .
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • .
  • 170
  • 171
  • »
  • Перейти

— Прочь! — вдруг сказал ему в спину директор.

— Прочь из моей гимназии! — тихо сказал директор.

И Ягорский побежал, приседая, по коридору. На следующий день мама не хотела пускать меня в гимназию, но потом раздумала, и я пошел. В гимназии нас распустили после второго урока. Нам сказали, что те из нас, кто хочет, могут пойти на похороны гимназиста.

И мы пошли все — маленькие, испуганные, в длиннополых шинелях, таща за плечами твердые ранцы.

Стоял холодный, туманный день. За гробом шла вся гимназия. Было много цветов в гробу. Директор вел под руку седую, плохо одетую женщину — мать этого гимназиста.

Тогда я еще плохо разбирался в таких житейских случаях, но все же понял, что жизнь дала нам первый урок товарищества. Мы подходили по очереди к могиле и бросали в нее по горсти земли, будто клялись, что всегда будем доброжелательны и справедливы друг к другу.

Но это было гораздо позже, а сейчас Казимир ввел меня в приготовительный класс.

За столом сидел классный наставник Назаренко — громогласный человек с волнистой синей бородой, как у ассирийского царя. Старшеклассники прозвали Назаренко «Навуходоносором». Они уверяли, что он служил в охранке.

Весь год, до перехода в первый класс, Назаренко мучил нас, малышей, зычным голосом, насмешками, двойками и рассказами, как ему вырезали на ноге ногти, вросшие в мясо. Я боялся его и ненавидел. Больше всего я ненавидел его за рассказы об этой операции.

Я сел на низенькую парту, изрезанную перочинным ножом. Мне было трудно дышать. Кисло пахло чернилами. Назаренко диктовал: «Однажды лебедь, рак да щука…» За открытым окном на ветке сидел воробей и держал в клюве сухой лист клена. Мне хотелось поменяться с воробьем судьбой. Воробей посмотрел через окно в класс, жалобно пискнул и уронил лист клена.

— Новичок, — прогремел Назаренко, — достань тетрадь, пиши и не засматривайся по сторонам, если не хочешь остаться без обеда!

Я достал тетрадку и начал писать. Слеза капнула на промокашку. Тогда мой сосед, черный мальчик с веселыми глазами, Эмма Шмуклер, шепнул:

— Проглоти слюну, тогда пройдет.

Я проглотил слюну, но ничего не прошло. Я долго еще не мог вздохнуть всей грудью.

Так начался первый гимназический год. Пыль, беготня на переменах, постоянный страх, что тебя вызовут к доске, пальцы в чернилах, тяжелый ранец и, как отзвуки потерянной жизни, мелодичные звонки киевских трамваев за окнами, отдаленный свист шарманки и гудки паровозов, долетавшие с вокзала. Оттуда отходили тяжелые поезда и неслись, попыхивая паром, через рощи и скошенные поля, в то время как мы, согнувшись над партами, задыхались от меловой пыли, стертой сухой губкой с классной доски.

…Против приготовительного класса был физический кабинет. В него вела узкая дверь. Мы часто заглядывали на переменах в этот кабинет. Там скамьи подымались амфитеатром к потолку.

В физический кабинет водили на уроки старшеклассников. Мы, конечно, кишели в коридоре у них под ногами, и это им, должно быть, надоело. Однажды один из старшеклассников, высокий бледный гимназист, протяжно свистнул. Старшеклассники тотчас начали хватать нас, кишат, и затаскивать в физический кабинет. Они рассаживались на скамьях и держали нас, зажав коленями.

Вначале нам это понравилось. Мы с любопытством рассматривали таинственные приборы на полках — черные диски, колбы и медные шары. Потом в коридоре затрещал первый звонок. Мы начали вырываться. Старшеклассники нас не пускали. Они крепко держали нас, а самым буйным давали так называемые «груши». Для этого надо было винтообразно и сильно ковырнуть большим пальцем по темени. Это было очень больно.

Зловеще затрещал второй звонок. Мы начали рваться изо всех сил, просить и плакать. Но старшеклассники были неумолимы. Бледный гимназист стоял около двери.

— Смотри, — кричали ему старшеклассники, — рассчитай точно!

Мы ничего не понимали. Мы выли от ужаса. Сейчас будет третий звонок. Назаренко ворвется в пустой приготовительный класс. Гнев его будет страшен. Реки наших слез не смогут смягчить этот гнев.

Затрещал третий звонок. Мы ревели на разные голоса. Бледный гимназист поднял руку. Это значило, что в конце коридора появился физик. Он шел неторопливо, с опаской прислушиваясь к воплям из физического кабинета.

Физик был очень толстый. Он протискивался в узкую дверь боком. На этом и был построен расчет старшеклассников. Когда физик заклинился в дверях, бледный гимназист махнул рукой. Нас отпустили, и мы, обезумевшие, помчались, ничего не видя, не понимая и оглашая рыданиями физический кабинет, к себе в класс. Мы с размаху налетели на испуганного физика. На мгновение у двери закипел водоворот из стриженых детских голов. Потом мы вытолкнули физика, как пробку, из дверей в коридор, прорвались у него между ногами и помчались к себе.

К счастью, Назаренко задержался в учительской комнате и ничего не заметил.

Старшеклассникам удалось всего раз проделать над нами эту предательскую штуку. Потом мы были настороже. Когда старшеклассники появлялись в коридоре, мы тотчас прятались к себе в класс, закрывали двери и загораживали их партами.

Развлечение это, стоившее нам стольких слез, придумал бледный гимназист. Его звали Багров. Несколько лет спустя он стрелял из револьвера в Киевском оперном театре в царского министра Столыпина, убил его и был повешен.

На суде Багров держался лениво и спокойно. Когда ему прочли приговор, он сказал:

— Мне совершенно все равно, съем ли я еще две тысячи котлет в своей жизни или не съем.

Взрослые много говорили о Багрове и гадали, был ли он действительно революционером или агентом охранки, устроившей убийство Столыпина в угоду царю (Николай ненавидел Столыпина за то, что не мог сопротивляться его воле). Мой отец утверждал, что человек, произнесший перед смертью такие циничные слова, какие сказал Багров, не мог быть революционером.

Вода из реки Лимпопо

На столе в классе стояли залитые сургучом бутылки с желтоватой водой. На каждой бутылке была наклейка. На наклейках кривым старческим почерком было написано: «Вода из Нила», «Вода из реки Лимпопо», «Вода из Средиземного моря».

Бутылок было много. В них была вода из Волги, Рейна, Темзы, озера Мичиган, Мертвого моря и Амазонки. Но сколько мы ни разглядывали эту воду, во всех бутылках она была одинаково желтая и скучная на вид.

Мы приставали к учителю географии Черпунову, чтобы он разрешил нам попробовать воду из Мертвого моря. Нам хотелось узнать, действительно ли она такая соленая. Но пробовать воду Черпунов не позволял.

Низенький, с длинной, почти до колен, серой бородой и узкими глазами, Черпунов напоминал колдуна. Недаром и прозвище у него было «Черномор».

Черпунов всегда притаскивал на уроки всяческие редкости. Больше всего он любил приносить бутылки с водой. Он рассказывал, как сам набирал нильскую воду около Каира.

— Смотрите, — он взбалтывал бутылку, — сколько в ней ила. Нильский ил богаче алмазов. На нем расцвела культура Египта. Марковский, объясни классу, что такое культура.

Марковский вставал и говорил, что культура — это выращивание хлебных злаков, изюма и риса.

— Глупо, но похоже на правду! — замечал Черпунов и начинал показывать нам разные бутылки.

Он очень гордился водой из реки Лимпопо. Ее прислал Черпунову в подарок бывший его ученик.

Чтобы мы лучше запоминали всякие географические вещи, Черпунов придумывал разные наглядные способы. Так, он рисовал на классной доске большую букву А. В правом углу он вписывал в эту букву второе А, поменьше, в него — третье, а в третье — четвертое. Потом он говорил:

Читайте также:  Реконструкция моста через реку волга

— Запомните: это Азия, в Азии — Аравия, в Аравии — город Аден, а в Адене сидит англичанин.

Мы запоминали это сразу и на всю жизнь. Старшеклассники рассказывали, что на квартире у Черпунова устроен небольшой географический музей, но старик к себе никого не пускает. Там были будто бы чучела колибри, коллекция бабочек, телескоп и даже самородок золота.

Источник

Какую роль в жизни человека играет воображение? На столе в классе стояли залитые сургучом бутылки с желтоватой водой (ЕГЭ по русскому)

Какую роль в жизни человека играет воображение? Именно этот вопрос находится в центре внимания К. Г. Паустовского.

Раскрывая проблему, автор использует рассказ о Черпунове, который являлся у главного героя учителем географии. Писатель обращает внимание, что преподаватель имел хорошее воображение. У него в классе на столе у каждой бутылки с водой была наклейка с разными надписями, например «Вода из Нила», «Вода из реки Лимпопо», «Вода из Средиземного моря». Названия привлекали учеников, они «разглядывали эту воду» и «приставали к учителю», чтобы он разрешил им «попробовать воду из Мёртвого моря». Так, обычную жидкость педагог представил детям как воду из разных рек и морей. У ребят разыгралась фантазия и стали появляться разные мысли. Этим примером, Константин Паустовский хочет показать, что Черпунов, используя воображение, смог вызвать интерес учеников к обычной воде.

Также автор отмечает, что педагог считал: «воображение создало искусство».

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Картины, песни, рассказы не появляются просто так из неоткуда. Чтобы создавать настоящие произведения, у человека должно быть хорошо развитое воображение. Именно благодаря этой человеческой особенности мы можем в наше время посещать концерты, театры, выставки. А если не было бы воображения, то ничего этого не было бы, а, значит, наша жизнь была бы скучной и однообразной. Тем самым писатель хочет донести до нас, что без способности воображать люди не смогли бы создавать музыку, литературные произведение, картины.

Оба примера, дополняя друг друга, показывают, что фантазию можно использовать в разных ситуациях.

Позиция Паустовского такова: воображение играет особую роль в жизни человека. Используя его, люди способны привлечь внимание у детей, а также создавать настоящие произведения искусства.

Я согласна с позицией автора. Действительно, хорошее воображение очень важно для человека, и даже порой оно способно привести к всемирной славе. Так, писатель Михаил Булгаков известен во многих странах благодаря своему роману «Мастер и Маргарита». Его книга переведена на многих языках и до сих пор остается популярной. У произведения необычный сюжет, что привлекает внимание читателя. Автор, используя свое воображение, придумал необычных героев, например, кот, который может ходить на двух ногах. Также стоит обратить внимание на действия персонажей, которые порой выходят за гранью реальности, например рукопись Мастера, которую он сжег, через некоторое время снова была у него в руках. Именно с хорошим воображением Михаил Булгаков смог добиться столь высокой популярности у своего произведения.

Таким образом, с хорошими воображением и фантазией люди дают этому миру хорошее настроение и незабываемые впечатления.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id81011

Содержание сочинения

Речевое оформление

К8. Соблюдение пунктуационных норм. Допущено четыре ошибки. У него в классе на столе у каждой бутылки с водой была наклейка с разными надписями , например «Вода из Нила», «Вода из реки Лимпопо», «Вода из Средиземного моря». Например является вводной конструкцией, которая выделяется запятыми с обеих сторон. Правильно: У него в классе на столе у каждой бутылки с водой была наклейка с разными надписями, например, «Вода из Нила», «Вода из реки Лимпопо», «Вода из Средиземного моря».

Этим примером , Константин Паустовский хочет показать, что Черпунов, используя воображение, смог вызвать интерес учеников к обычной воде. Нет оснований для постановки запятой после этим примером. Правильно: Этим примером Константин Паустовский хочет показать, что Черпунов, используя воображение, смог вызвать интерес учеников к обычной воде.

Картины, песни, рассказы не появляются просто так из неоткуда . Просто так и из неоткуда являются однородными членами предложения, поэтому между ними необходимо поставить запятую. Правильно: Также автор отмечает, что педагог считал: «воображение создало искусство». Картины, песни, рассказы не появляются просто так, из неоткуда.

Также стоит обратить внимание на действия персонажей, которые порой выходят за гранью реальности , например рукопись Мастера, которую он сжег, через некоторое время снова была у него в руках. Про вводную конструкцию например написано выше. Правильно: Также стоит обратить внимание на действия персонажей, которые порой выходят за грань реальности, например, рукопись Мастера, которую он сжег, через некоторое время снова была у него в руках. (1 из 3).

К9. Соблюдение грамматических норм. Допущено две ошибки.

А если не было бы воображения, то ничего этого не было бы, а, значит, наша жизнь была бы скучной и однообразной. В данном контексте будет уместнее употребить слово всего, а не ничего. Правильно: А если не было бы воображения, то всего этого не было бы, а, значит, наша жизнь была бы скучной и однообразной.

Также стоит обратить внимание на действия персонажей, которые порой выходят за гранью реальности , например рукопись Мастера, которую он сжег, через некоторое время снова была у него в руках. Выходят не за гранью реальности, а за грань реальности. Правильно: Также стоит обратить внимание на действия персонажей, которые порой выходят за грань реальности, например, рукопись Мастера, которую он сжег, через некоторое время снова была у него в руках. (1 из 2)

К10. Соблюдение речевых норм. Допущено две ошибки.

Используя его , люди способны привлечь внимание у детей, а также создавать настоящие произведения искусства. Используя кого? Человека или воображение? Непонятно, поэтому в данном случае нужно писать конкретно. Правильно: Используя воображение, люди способны привлечь внимание у детей, а также создавать настоящие произведения искусства.

Таким образом, с хорошими воображением и фантазией люди дают этому миру хорошее настроение и незабываемые впечатления. Повтор слова является ошибкой, его необходимо заменять. Правильно: Таким образом, с хорошими воображением и фантазией люди дают этому миру позитивное настроение и незабываемые впечатления .(1 из 2).

К11. Соблюдение этических норм (1 из 1). Этические ошибки в работе отсутствуют.

К12. Соблюдение фактологической точности в фоновом материале. Фактические ошибки в фоновом материале отсутствуют (1 из 1).

Рекомендации

Нужно быть внимательнее при постановке знаков препинания, а также следить за речью и не допускать повтор слов.

Экзаменуемый раскрыл тему полностью. Структура сочинения прослеживается четко. Неплохое сочинение.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Внимание!
Если Вы заметили ошибку или опечатку, выделите текст и нажмите Ctrl+Enter.
Тем самым окажете неоценимую пользу проекту и другим читателям.

Источник

Вода из реки Лимпопо

Константин Георгиевич Паустовский Вода из реки Лимпопо

На столе в классе стояли залитые сургучом бутылки с желтоватой водой. На каждой бутылке была наклейка. На наклейках кривым старческим почерком было написано: «Вода из Нила», «Вода из реки Лимпопо» [1] , «Вода из Средиземного моря» [2] .

Бутылок было много. В них была вода из Волги, Рейна, Темзы [3] , озера Мичиган [4] , Мёртвого моря [5] и Амазонки [6] . Но сколько мы ни разглядывали эту воду, во всех бутылках она была одинаково жёлтая и скучная на вид.

Мы приставали к учителю географии Черпунову, чтобы он разрешил нам попробовать воду из Мёртвого моря. Нам хотелось узнать, действительно ли она такая солёная. Но пробовать воду Черпунов не позволял.

Низенький, с длинной, почти до колен, серой бородой и узкими глазами, Черпунов напоминал колдуна. Недаром и прозвище у него было Черномор.

Читайте также:  Утром река ветерок ребята

Черпунов всегда притаскивал на уроки всякие редкости. Больше всего он любил приносить бутылки с водой. Он рассказывал, как сам набирал нильскую воду около Каира [7] .

– Смотрите, – он взбалтывал бутылку, – сколько в ней ила. Нильский ил богаче алмазов. На нём расцвела культура Египта… Марковский, объясни классу, что такое культура.

Марковский вставал и говорил, что культура – это выращивание хлебных злаков, изюма и риса.

– Глупо, но похоже на правду! – замечал Черпунов и начинал показывать нам разные бутылки.

Он очень гордился водой из реки Лимпопо. Её прислал Черпунову в подарок бывший его ученик.

Чтобы мы лучше запоминали всякие географические вещи, Черпунов придумал наглядный способ. Так, он рисовал на классной доске большую букву А. В правом углу он вписывал в эту букву второе А, поменьше, в него – третье, а в третье – четвёртое. Потом он говорил:

– Запомните: это – Азия, в Азии – Аравия, в Аравии – город Аден, а в Адене сидит англичанин.

Мы запоминали это сразу и на всю жизнь.

Старшеклассники рассказывали, что на квартире у Черпунова устроен небольшой географический музей, но старик к себе никого не пускает. Там были будто бы чучела колибри [8] , коллекция бабочек, телескоп и даже самородок золота.

Наслушавшись об этом музее, я начал собирать свой музей. Он был, конечно, небогатый, но расцветал в моём воображении, как царство удивительных вещей. Разнообразные истории были связаны с каждой вещью – будь то пуговица румынского солдата или засушенный жук-богомол.

Однажды я встретил Черпунова в Ботаническом саду. Он сидел на мокрой от дождя скамейке и ковырял тростью землю. Я снял фуражку и поклонился.

– Пойди сюда! – подозвал меня Черпунов и протянул мне толстую руку. – Садись. Рассказывай. Ты, говорят, собрал маленький музей. Что же у тебя есть?

Я робко перечислил свои незамысловатые ценности. Черпунов усмехнулся.

– Похвально! – сказал он. – Приходи ко мне в воскресенье утром. Посмотришь мой музей. Допускаю, что коль скоро ты этим увлекаешься, то из тебя выйдет географ или путешественник.

– С мамой? – спросил я.

– Прийти к вам с мамой?

– Нет, зачем же, приходи один. Мамы не понимают в географии.

В воскресенье я надел новенький гимназический костюм и пошёл к Черпунову. Он жил на Печёрске, в низеньком флигеле во дворе. Флигель так густо оброс сиренью, что в комнатах было темно.

Была поздняя осень, но сирень ещё не пожелтела. С листьев стекал туман. Внизу на Днепре трубили пароходы. Они уходили зимовать в затоны и прощались с Киевом.

Я поднялся на крыльцо и увидел вделанную в стену медную чашечку с круглой рукояткой от звонка. Я потянул рукоятку. Внутри флигеля пропел колокольчик.

Открыл мне сам Черпунов. На нём была серая тёплая куртка и войлочные туфли.

Чудеса начались тут же, в передней… В овальном зеркале отражался красный от смущения маленький гимназист, пытавшийся расстегнуть озябшими пальцами шинель. Я не сразу понял, что этот гимназист – я сам. Я долго не мог справиться с пуговицами. Я расстёгивал их и смотрел на раму от зеркала.

Это была не рама, а венок из стеклянных бледно окрашенных листьев, цветов и гроздьев винограда.

– Венецианское стекло, – сказал Черпунов, помог мне расстегнуть шинель, снял её и повесил на вешалку. – Посмотри поближе. Можешь даже потрогать.

Я осторожно прикоснулся к стеклянной розе. Стекло было матовое, будто присыпанное пудрой. В полоске света, падавшей из соседней комнаты, оно просвечивало красноватым огнём.

– Совсем как рахат-лукум [9] , – заметил я.

– Глупо, но похоже на правду, – пробормотал Черпунов.

Я покраснел так, что у меня зажгло в глазах. Черпунов похлопал меня по плечу:

– Не обижайся. Это у меня такая поговорка. Ну, пойдём. Выпьешь с нами чаю.

Я начал отказываться, но Черпунов взял меня за локоть и повёл в столовую. Мы вошли в комнату, похожую на сад. Нужно было осторожно отводить листья филодендрона [10] и свисавшие с потолка ветки с красными пахучими шишками, чтобы добраться до своего места за столом. Веерная пальма нависала над белой скатертью. На подоконниках теснились вазоны с розовыми, жёлтыми и белыми цветами.

Я сел за стол, но тотчас вскочил. В столовую быстро вошла, шурша платьем, невысокая молодая женщина с блестящими серыми глазами.

– Вот, Маша, – кивнул на меня Черпунов, – это тот гимназистик, про которого я рассказывал. Сын Георгия Максимовича. Конфузится, конечно.

Женщина протянула мне руку. Зазвенел браслет.

Она налила мне чаю с лимоном и пододвинула вазу с венскими булочками.

– Набирайтесь сил перед лекцией.

После чая Черпунов закурил папиросу. Пепел он стряхивал в раковину, покрытую окаменелой пеной нежнейшего розового цвета. Вторая такая же раковина стояла рядом.

– Это раковина из Новой Гвинеи [11] , – заметил Черпунов.

– Ну, прощайте! – громко сказала молодая женщина, встала и вышла.

– Ну вот, – промолвил Черпунов, проводил её глазами, а потом показал мне на портрет на стене. Он изображал бородатого человека с изможденным лицом. – Ты знаешь, кто это? Один из лучших русских людей. Путешественник Миклухо-Маклай. Он был великий учёный и верил в добрую волю людей. Он жил один среди людоедов на Новой Гвинее. Безоружный, умирающий от лихорадки. Но он сумел сделать столько добра дикарям и проявить столько терпения, что, когда за ним пришёл наш корабль «Изумруд», чтобы увезти его в Россию, толпы дикарей плакали на берегу, протягивали к нему руки и кричали: «Маклай, Маклай!» Так вот, запомни: добротой можно добиться всего.

Вот раковина с острова, где жил Маклай, – продолжал Черпунов. – Если ты долго будешь смотреть на неё, то вдруг тебе придёт в голову, что как-то утром солнечный свет упал на эту раковину и так на ней и остался на вечные времена.

Я уставился на раковину. На минуту мне показалось, что я на самом деле уснул и вижу медленный восход солнца над прозрачными массами океанской воды и вспышки розовых лучей.

– Если ты прижмёшь раковину к уху, – говорил где-то далеко Черпунов, – то услышишь гул. Я не могу тебе объяснить, почему это происходит. И никто тебе этого не объяснит. Это тайна. Всё, что человек не может понять, называется тайной. Возьми, послушай, – предложил Черпунов.

Я прижал раковину к уху и услышал сонный шум, будто далеко-далеко набегали на берег равномерные волны.

– Ну что же, – сказал Черпунов, – продолжим нашу беседу, молодой человек. Вон там в углу стоят чёрные ящики. Принеси-ка сюда верхний ящик. Только неси осторожно.

Я взял ящик и поставил его на стол перед Черпуновым. Ящик оказался совсем лёгким.

Черпунов, не торопясь, открыл крышку. Я заглянул через его плечо и невольно вскрикнул. Огромная бабочка, больше, чем лист клёна, лежала в ящике на тёмном шелку и переливалась, как радуга.

– Не так смотришь! – рассердился Черпунов. – Надо вот так!

Он взял меня за макушку и начал поворачивать мою голову то вправо, то влево. Каждый раз бабочка вспыхивала разными цветами – то белым, то золотым, то пурпурным, то синим. Казалось, что крылья её горели чудесным огнём, но никак не сгорали.

– Редчайшая бабочка с острова Борнео [12] ! – с гордостью произнёс Черпунов и закрыл крышку ящика.

Потом Черпунов показал мне звёздный глобус, старые карты, чучела колибри с длинными, как маленькие шила, клювами.

– Ну, на сегодня довольно, – сказал Черпунов. – Ты устал. Можешь приходить ко мне по воскресеньям.

Читайте также:  Река шат тульской области карта

Жара стояла над землёй уже месяц. Взрослые говорили, что эту жару даже видно.

– Как это можно увидеть жару? – спрашивала всех Таня.

Тане было пять лет, и поэтому она каждый день узнавала от взрослых много интересных вещей. Действительно, можно было поверить дяде Глебу, что «сколько ни проживёшь на свете, хоть триста лет, а всего не узнаешь».

– Пойдём наверх, я тебе покажу жару, – сказал Глеб. – Оттуда лучше видно.

Источник



Сочинение 4. Сборник ЕГЭ-2019

На столе в классе стояли залитые сургучом бутылки с желтоватой водой.

На каждой бутылке была наклейка. На наклейках кривым старческим почерком было написано: «Вода из Нила», «Вода из реки Лимпопо», «Вода из Средиземного моря».

На столе в классе стояли залитые сургучом бутылки с желтоватой водой.

На каждой бутылке была наклейка. На наклейках кривым старческим почерком было написано: «Вода из Нила», «Вода из реки Лимпопо», «Вода из Средиземного моря».

Бутылок было много. Но сколько мы ни разглядывали эту воду, во всех бутылках она была одинаково жёлтая и скучная на вид.

Мы приставали к учителю географии Черпунову, чтобы он разрешил нам попробовать воду из Мёртвого моря. Нам хотелось узнать, действительно ли она такая солёная. Но пробовать воду Черпунов не позволял.

Старшеклассники рассказывали, что на квартире у Черпунова устроен небольшой географический музей, но старик к себе никого не пускает. Там были будто бы чучела колибри, коллекция бабочек, телескоп и даже самородок золота.

Наслушавшись об этом музее, я начал собирать свой музей. Он был, конечно, небогатый, но расцветал в моём воображении как царство удивительных вещей. Разнообразные истории были связаны с каждой вещью — будь то пуговица румынского солдата или засушенный жук-богомол.

Однажды я встретил Черпунова в Ботаническом саду.

— Пойди сюда! — подозвал меня Черпунов и протянул толстую руку. — Садись, рассказывай. Ты, говорят, собрал маленький музей. Что же у тебя есть?

Я робко перечислил свои незамысловатые ценности. Черпунов усмехнулся.

— Похвально! — сказал он. — Приходи ко мне в воскресенье утром.

Посмотришь мой музей.

В воскресенье я надел новенький гимназический костюм и пошёл к Черпунову.

Была поздняя осень, но сирень ещё не пожелтела. С листьев стекал туман. Внизу на Днепре трубили пароходы. Я поднялся на крыльцо и потянул рукоятку звонка. Внутри флигеля пропел колокольчик. Встречать меня вышел сам Черпунов.

Чудеса начались уже в передней. В овальном зеркале отражался красный от смущения маленький гимназист, пытавшийся расстегнуть озябшими пальцами шинель. Я не сразу понял, что этот гимназист — я сам. Я расстёгивал пуговицы и смотрел на раму от зеркала.

Это была не рама, а венок из стеклянных, бледно окрашенных листьев, цветов и гроздьев винограда.

— Венецианское стекло, — сказал Черпунов. — Посмотри поближе. Можешь даже потрогать.

Я осторожно прикоснулся к стеклянной розе. Стекло было матовое, будто присыпанное пудрой. В полоске света, падавшей из соседней комнаты, оно просвечивало красноватым огнём.

— Совсем как рахат-лукум, — заметил я.

Черпунов показал мне на портрет на стене. Он изображал бородатого человека с измождённым лицом.

— Ты знаешь, кто это? Один из лучших русских людей. Путешественник Миклухо-Маклай. Он был великий учёный и верил в добрую волю людей. Он жил один среди людоедов на Новой Гвинее. Безоружный, умирающий от лихорадки. Но он сумел сделать столько добра дикарям и проявить столько терпения, что, когда за ним пришёл наш корвет «Изумруд», чтобы увезти его в Россию, толпы дикарей плакали на берегу, протягивали к корвету руки и кричали: «Маклай, Маклай!» Так вот, запомни: добротой можно добиться всего.
Потом Черпунов показал мне звёздный глобус, старые карты с «розой ветров», чучела колибри с длинными, как маленькие шила, клювами.

— Ну, на сегодня довольно, — сказал Черпунов. — Ты устал. Можешь приходить ко мне по воскресеньям.

В следующее воскресенье я не пошёл к учителю, потому что среди недели он заболел и перестал ходить в гимназию.

Совсем скоро учитель умер.

Когда я был уже в старшем классе, преподаватель психологии, говоря нам о плодотворной силе воображения, неожиданно спросил:

— Вы помните Черпунова с его водой из разных рек и морей?

— Ну как же! — ответили мы. — Великолепно помним.

— Так вот, могу вам сообщить, что в бутылках была самая обыкновенная водопроводная вода. Вы спросите, зачем Черпунов вас обманывал? Он справедливо полагал, что таким путем даёт толчок развитию вашего воображения. Черпунов очень ценил его. (бб)Несколько раз он упоминал при мне, что человек отличается от животного способностью к воображению. Воображение создало искусство. Оно раздвинуло границы мира и сознания и сообщило жизни то свойство, что мы называем поэзией.

(По К. Г. Паустовскому*)
Константин Георгиевич Паустовский (1892-1968) — известный русский писатель, классик отечественной литературы.

Константин Георгиевич Паустовский — известный русский писатель, классик отечественной литературы. В данном тексте он задается вопросом: « Как учитель может влиять на формирование личности ученика, его интересов и увлечений?».

Отвечая на данный вопрос, Константин Георгиевич рассказывает историю из жизни учителя географии. Учитель показывал ученикам запечатанные сургучом бутылки с наклейками, в которых была налита мутная желтая вода. На наклейках были написаны названия морей. Ученики «приставали к учителю географии Черпунову, чтобы он разрешил …. попробовать воду из Мёртвого моря….». Ученикам « хотелось узнать, действительно ли она такая солёная. Но пробовать воду Черпунов не позволял». Именно так учитель старался разбудить воображение учеников. Автор продолжает рассказ и говорит о том, что у учителя географии и дома был музей. И когда Черпунов пригласил автора посмотреть музей, то в воображении героя он представлялся «как царство удивительных вещей», где хранились: «пуговица румынского солдата», «засушенный жук-богомол», «венок из стеклянных, бледно окрашенных листьев, цветов и гроздьев винограда», «портрет на стене», «звёздный глобус», «старые карты с «розой ветров», «чучела колибри с длинными, как маленькие шила, клювами». Все экспонаты музея надолго запомнились герою. Получается все, что делал учитель, было полезным для учеников и развивало их.

Позиция автора в данном тексте такова: любовь учителя к предмету, его увлечённость и стремление заинтересовать детей, разбудить их воображение помогает в формировании личности ученика, его интересов и увлечений.

С позицией автора трудно не согласиться. Настоящие учителя всегда кажутся нам чудаковатыми, странными людьми. Они совершают порой трудные для восприятия учеников поступки: собирают коллекции, читают стихи и поэмы наизусть, воспроизводят по памяти доказательства самых трудных теорем. Но именно такие учителя, которых многие считают себе на уме, надолго запоминаются ученикам. Знания, приобретенные с ними, сохраняются в памяти всю жизнь. Вообще самые талантливые учителя Василий Ушинский, Антон Макаренко, Шалва Амонашвили, Анатолий Шаталов не только хорошо знали свой предмет, но и отдавали жизнь образованию. В произведениях литературы также есть большое количество примеров того, что учителя стремились развивать учеников, взаимодействовать с ними, чтобы их интерес к учебе возрастал. Это и Харлампий Диогенович из рассказа «Тринадцатый подвиг Геракла», который «Смехом… закалял наши лукавые детские души и приучал нас относиться к собственной персоне с достаточным чувством юмора». Героиня рассказа Валентина Распутина «Уроки французского» Лидия Михайловна, учительница французского языка, сумела рассмотреть голодного и очень способного мальчика, хитростью помогала ему едой и деньгами. Признавалась, что с детства вела себя не по правилам, приносила много проблем родителям. По её словам, человек стареет, когда перестаёт быть ребёнком. Словесник из рассказа Ивана Шмелева «Как я стал писателем» Федор Владимирович Цветков читал стихи наизусть, стремился развить в учениках любовь к слову, разрешал писать сочинения на свободные темы.

Таким образом, талант учителя – это не просто талант, а энергия, которая заставляет учеников развиваться, постигать новое и неизведанное.

Источник

Adblock
detector