Меню

Ядерное озеро пермский край где находится

Ядерное озеро (17 фото)

Ядерное озеро (17 фото)

Всё случилось в далёком 1971 году, холодной зимой, в глухой Уральской тайге, на стыке Пермской области и Коми Республики, практически в самом сердце Пармы.

Внезапно, тишину спящего леса нарушил грохот трёх, синхронных, взрывов, в небо взметнулись тысячи тонны земли, выплюнутые из недр зловещей силой, порожденной сумеречным человеческим разумом.

В Парму вонзили ядерный клинок. Радиоактивное лезвие полоснуло по груди Пармы, оставив на память тысячелетний шрам.
Весной, в получившуюся воронку, попали талые воды, так родилось Ядерное озеро — цель нашей экспедиции.

Воды Ядерного озера

Воды Ядерного озера

Первоначально проектом «Тайга» планировалось несколько сотен подобных взрывов, безумные ученые хотели с помощью дьявольской энергии атома, прорыть канал, и осуществить переброску рек Печорского бассейна в Чусовское озеро, далее в реки Вишерку, Колву, Вишеру, Каму, Волгу и прорыв канал для хлопководов, направить воды Великих рек на хлопковые плантации, республик Средней Азии.

Минуло сорок лет, бруствер порос лесом и травой, в Ядерном озере завелась рыба. На память потомкам остались предупреждающие таблички «Радиоактивность. Опасно для здоровья!», да разбросанные по тайге, неподъемные для «металлистов» куски металла, фрагменты бронированной шахты, выплюнутой из ядерного горнила, аккурат на бруствер, остатки колючки и загадочные сооружения, по всем признакам оголовки шахты, с установленными внутри атомными зарядами, ждущими своего часа.

Ядерное озеро вдали

Ядерное озеро вдали

Вид сверху на Ядерное озеро

Вид сверху на Ядерное озеро

Островок посредине Ядерного озера

Островок посредине Ядерного озера

Знак радиационной опасности на болоте вблизи озера

Знак радиационной опасности на болоте вблизи озера

Показания дозиметра на Ядерном озере

Показания дозиметра на Ядерном озере

Пустая башня, возможно для очередного заряда

Пустая башня, возможно для очередного заряда

Шахта с подводом для кабеля

Шахта с подводом для кабеля

Крышка взрывной шахты

Крышка взрывной шахты

Непонятные конструкции на берегу озера

Непонятные конструкции на берегу озера

Шахта для ядерного заряда на сто метров глубиной

Шахта для ядерного заряда на сто метров глубиной

Шахта, выброшенная взрывом

Шахта, выброшенная взрывом

Остатки металлоконструкций

Семь слоёв металла выброшенной взрывом шахты

Семь слоёв металла выброшенной взрывом шахты

Склад цемента и графита

Склад цемента и графита

Плащадка вокруг шахты, обнесенная колючкой

Плащадка вокруг шахты, обнесенная колючкой

Данные об автомобильном подъезде отсутствуют. Были экспедиции по воде до места взрыва.

Координаты GPS Ядерного озера

61.3068000000, 56.5998472222 (Google)

61° 18′ 24.48″, 56° 35′ 59.45″ (Garmin)

61° 18.408′, 56° 35.9908′ (Navitel)

Ядерное озеро на карте:

Видео про Ядерное озеро:

Это описание «Комсомолки»:

Это описание на сайте Троицко-Печорского района:

Различные отчеты о посещении Ядерного озера:

По водному пути к этому озеру имеются два интересных объекта:

1. Поселок Чусовской. Раньше в нем проживало более 3 тыс. жителей, но они все разъехались кто куда. Последний житель застрелился в 2011 году.

2. Озеро Чусовское. Представляет интерес в плане рыбалки.

Вообще те места очень интересны для джиперов. Тут и грязь и боолота и броды и рыбалка — все, к чему так рвется душа у большинства владельцев серьезных внедорожников.

С востока от Ядерного озера вся тайга испещрена «лесовозками». Скорее всего они заброшенные, но можно попытаться пройти по ним от Якшинского тракта.

На одном из форумов прочитал, что на Ядерное (или как местные называют «Взрывное озеро») идти лучше от Васюков. Дорога отличная, по пути грибов насобираете).

Спутниковая карта Ядерного озера

Спутниковая карта Ядерного озера

Для путешествия к ядерному озеру желательно иметь дозиметр и огнестрельное оружие, т.к. в данной местности много бывших сидельцев и вообще непонятный люд.

Источник

Ядерное озеро пермский край где находится

02.06.2011 г. Ядерное озеро — Вкус радионуклидов — Уголовники
Солнце украсило небосвод. Пора просыпаться. На воздух. Под сень огромных елей. Быстрый завтрак, больше похожий на обед. Набираем фляжки и бутылки водой, на перекус копчённая колбаса, сало, сухари, сгущенка, чай во фляжке. Из снаряжения берём самое необходимое, дозиметры, оружие, Криг цепляет за спину свой большой рюкзак, внутри металлоискатель, зубило, топор, пилка по металлу, газовая горелка, пара баллонов к ней, Антон, готовится к ядерной рыбалке и несёт суперуловистый, японский спиннинг, коробку с огромным количеством рыболовных снастей. Перед самым выходом, причащаемся бутылкой отменного Кагора.
Вперёд друзья! За радионуклидами! Семь шагов до просеки, которую так долго и мучительно искали вчера, упорно штурмуя затопленный лес. Впереди виднеется просвет-перекресток. Слева непонятная конструкция, толи шалаш, толи чего, к двум соснам, на манер стенки приколочены несколько поперечин, на земле лежит два десятка жердей. Проходим мимо. Перед нами отличная грунтовка. Качество дороги позволяет передвигаться по ней даже на легковушке, но последняя машина ездила здесь давным-давно, а вот от квадроцикла остался четкий след. Дороги две, обе идут параллельно. Правая дорога более хоженая, поперек левой дороги попадаются упавшие дерева. Наверное, это хозяин тайги Леший Ворысь ломал деревья как спички, закрывая вход в свои владения. Внезапно рядом с дорогой из земли торчит ржавая, как робот с планеты Шелезяка труба. Мои руки тянутся к радиометру, жму кнопку «ВКЛ.» приближаю прибор к трубе, а не то, как фонит? Тянутся секунды, фон в пределах нормы 12 микрорентген в час. Идём дальше, погода распогодилась, от вчерашней сырости не осталось и следа, яркое Солнце, греет шестерых путников своими ласковыми лучами. Лесной перекресток, справа большое болото, через которое проложена дорога, навигатор показывает, нам туда. Идем по болотной дороге, по краям оной растут сосны, как будто их посадил умелый садовник. Под ногами сыро, раскатываю болотники, зря, в обширную лужу с болотной водой добрыми людьми накиданы жерди, аккуратно проходим сырой участок по жердям. Слева первое напоминание об опасности радиации, прямо в болоте установлен знак: «Радиоактивность. Опасно для здоровья!» Желтая краска на знаке со временем истерлась, металл попробовала ржавчина. Болото закончилось, небольшой пригорок, множество сосен. Навигатор ведет сталкеров налево. Сворачиваем в лес. Овражек. Идущие впереди камрады оживленно кричат. Догоняю их. Через сотню метров слева виден просвет. Там наша цель — Ядерное озеро. Справа же интересное сооружение, абсолютно чужеродное и неродное для этих сосен.
Из земли торчит двухметровая будка, похожая на ларек торгующий прессой, на крыше бронеплита толщиной дюжину сантиметров, в стенках маленькие непролазные окошки. Николай сует голову внутрь «ларька», переживаем за судьбу нашего главного стрелка, а не то как его укусит мутант, обитающий внутри, я тоже заглядываю в окно бронированной союзпечати, внутри сооружение затоплено зеленой водой, кажется что еще миг и из глубины покажутся щупальца ярко лилового цвета и попытают отхватить уши, чрезмерно любопытным сталкерам. Но лиловых щупальцев нет, зато внутри живет веселое эхо. Которое четко повторяет крикнутое: «*уй-уй-й. » Рядом лежит слой бронеметалла, с вырезанными острыми зубами, наверняка эту железку выплюнул ядерный джинн, выпущенный учёными 40 зим назад.
Идем к озеру. Метрах в тридцати костровище, любопытно кому в голову пришла идея устроить здесь пикник? Дорога к самому озеру прорезана прямо в бруствере, образовавшемся после подземных ядерных взрывов, меряем фон, жить можно. Взбираемся на бруствер, начинаем обходить Ядерное озеро против часовой стрелки, любопытный читатель спросит, почему именно против часовой? Ответ прост, движение против часовой стрелки останавливает время и продлевает жизнь человека, не зря же все бегуны, конькобежцы и прочие велосипедисты, движутся по стадиону именно против часовой стрелки. Очередной знак радиоактивности. Илья ставит фотоаппарат на штатив, фото на память. Проходим совсем немного, радиационный фон не радует, 20, 30 микроренген в час, дозиметр начинает трещать так, что от звука седеют волосы растущие в подмышках. Цифры скачут, 50, 90, 110 мкРн/час., чувствую дискомфорт, ну не люблю я радиацию. Говорю команде: «Я пошёл», резко ускоряюсь, бегу. Дозиметр, не переставая, пищит аки вороненок выпавший из гнезда. Стометровка завершена, Бахадур уложился в нормы ГТО. Тишина, гляжу на табло, 25 мкР., отдыхаю. Через несколько минут подходят остальные участники. Идём параллельно, я двигаюсь ближе к озеру, друзья метрах в 15, взбираюсь на пригорок, с которого открывается прекрасный вид на водную гладь Ядерного озера. Под ногами медвежий помет, Михайло Потапыч вкушал клюкву, снимаю ружьё с плеча, взвожу курки. Дозиметр опять начинает трещать, гляжу на цифры, 127 микроРентген: «@лять!», пора уносить ноги, беспорно бег на свежем воздухе, между деревьев, выросших прямо на ядерном бруствере очень полезен, для здоровья. Очередная стометровка позади. Дозиметр молчит. Показания 0,15 микроЗивертов в час (это 15 микроРетнген), в Перми на Компросе в некоторых местах фон гораздо выше. Отдыхаю. Изредка тишину нарушают птичьи трели. Хруст веток, окликаю невидимых гостей, откликаются знакомые голоса, наши идут. Живописно обсуждаем радиационную ситуацию. Любуясь видами озера, двигаемся дальше. Череда спусков и подъемов с горки в овраг, из оврага на горку. Рассказываю команде про медвежьи следы, сталкеры начеку, в ожидании медведя мутанта с изумрудными глазами.
Медведя не видно, затаился Потапыч, или просто ушёл в гости к лешему-Ворысю. Сидят они в обнимку, на завалинке болотной избушки Ворыся, Косолапый играет на балалайке, а леший ест мухоморы и пытается уйти в астрал. Астрал не получается, все волны заняты проклятой CNN. Леший-Ворысь никак не может понять, что такое индекс Доу-Джонса, и зачем железные птицы кидают на людей круглые бочки с огнём. «Человек совсем сошел с ума» — думает Ворысь, раньше люди честно воевали, бились на копьях, разили мечами, пускали в сердце врагу быстрые стрелы, а сейчас кидают бочки с огнём. «Тьфу!» — плюёт Ворысь недоеденный мухомор в своё зелёное болото и уходит в дом спать. Медведь, недоуменно пожимает плечами и, глядя на бесконечное болото своими изумрудными глазами, тихонько, чтобы не нарушить покой Ворыся, брянчит по струнам знакомый мотив, подслушанный в Васюково: «Владимирский централ, ветер северный, этапом из Твери, зла не меряно»
Впереди поляна, а перед поляной в овражке лежит ржавая труба, та самая, выплюнутая из самой маковки, ядерного взрыва. Несколько слоев броневой стали. Измеряем радиационный фон — норма. Располагаемся на полянке, жадно пьём холодный чай из фляжки Антона. Беседуем. Юля решает исследовать трубу, барышня проворно змейкой ускользает в чрево, выбирается назад, молвит: «Внутри темно и глубоко.» Юля забирается в трубу повторно, но уже ногами вперед, чисто для фотоснимка. Вглядываюсь в кромешную тьму, что у неё за спиной, в глубине трубы вспыхивают два зелёных глаза: «Юля беги! Мутанты!» Адмирал ilipin с криком: «Ой @ля!», энергично отпрыгивает в сторону. Бахадур вскидывает к плечу ружьё и целится между зловещих, зелёных глаз, которые глядят в самую душу сталкеру. Юля стремительно выскакивает из трубы. Все в порядке, это светлячки. С островка, расположенного посреди Ядерного озера взлетают утки, Николай вскидывает ружьё, но не стреляет, далеко, да и как достать добычу? Лодки нет. Утки садятся в воду, на противоположном берегу, обычные такие утки, с красными глазами.
Хочется испытать крепость проржавевшей стенки трубы, выплюнутой из ядерного горнила. Прошу друзей отойти на безопасное расстояние, стреляю по трубе чуток под углом, помня о рикошете, который словил три года назад, стреляя с 25 метров по кирпичной стене, заброшенного пионер лагеря, тогда пуля, блином отскочив от кирпичей, упала на два шага позади меня, товарищам-охотникам, да и мне стало некомфортно. Тишину тайги нарушают громкие выстрелы: Бах! Бах! Коля давай! Бах! Бах! Идём к трубе, глядим на результаты стрельб, пулям удалось оставить небольшие вмятины на металле, искали остатки пуль, ничего. Вернулись на полянку. Сидели, глядели на озеро, Антон кидал удочку, хотелось поймать рыбу.
Внезапно наш адмирал, решил искупаться. «Илья? Может не надо?» «Хочу освежиться!» «Ну смотри, а не то как часы остановятся на полшестого?» «Фигня!»
Илья аккуратно развесил одежду на ветвях сосны. Спускается к воде. Кригу тоже жарко, он лезет в воду. К слову, вода в озере шикарная, прозрачная, голубого оттенка, как будто в воду добавили немного красителя. Я видел много озёр в разных уголках СССР, но чтобы вода была такой голубой, вижу впервые. Коллеги смело ныряют, плывут, по их бодрым крикам понятно, вода освежает. Лишь бы ноги не свело. Плывут назад. Выскакивают на земную твердь. Замеряю коллегам корпус, фон нормальный, жить будут, до сотни не знаю, а вот до 96 лет, доживут гарантированно! Их шумное купание распугало окрестную рыбу, эх не едать нам трехглазых мутантов, покрытых оранжевой чешуей. Купальщики сохнут, одеваются. Аккуратно, чтобы не поднять со дна муть, набирают воду, пьют, на перебой нахваливая вкус ядерной воды. «Друзья, кто хочет воды?» «Спасибо! Пейте сами!»
Идём дальше, обходя озеро по берегу, фон ниже чем в Перми, местами всего 6-9 микроРентген. На берегу понтон, сваренный из двух железных бочек. Любопытно, зачем он здесь. Продолжаем движение вперёд. Привал. Кушаем колбасу, сало, сухари, вкусно, клонит в сон. Проходим совсем немного. Круг замкнулся, мы в исходной точке, стоим на прорезанной через Ядерный бруствер дороге.
Знакомый «ларёк» с бронеплитой заместо крыши. Сворачиваем налево, Криг и Антон прячут за ёлку рюкзаки, ищем шахты. Идущие впереди сталкеры возбужденно кричат: «Шахты!» Из земли торчит стальной блин, диаметром метр с копейками, крышка наглухо закрывает оголовок скважины-шахты, сбоку небольшая врезка, закрытая крышкой, которая прикручена толстыми болтами и для полной уверенности приварена к толстой трубе. Возможно там, в глубине, замурованный в бетон, забученный сотней метров гравия, лежит атомный заряд, а ведь под крышкой должны быть провода. Периметр вокруг скважины огорожен ржавой колючей проволокой, столбики забора от времени покосились и упали. Рядом деревянный помост, здесь хранили мешки с цементом, остатки гравия, склад стройматериалов давно пустой, весь материал ушёл на забутовку скважины.
Мысль снова перенесла меня в прошлое. Скважина готова, томительные минуты ожидания, вокруг сгрудились ученые, инженера, рабочие, по периметру рассредоточилась рота автоматчиков, полно людей в штацком — КГБшники. Вдалеке слышен шум вертолета. Везут ядерный заряд. Мирный атом — ядрён батон, в самом натуральном виде. «В пень колоду!» Вертолет садиться. Открывается широкие створки багажной двери. Устанавливается помост, стальной бочонок с дьявольской силой внутри, аккуратно и нежно, выкатывают на божий свет. Заряд цепляют за подъемник, присоединяют разноцветные провода, переплетенные в косичку толщиной с локоть. Все готово к спуску, на пару секунд творение, порожденное сумеречным, человеческим разумом зависает над стальным жерлом, ведущим в самое чрево планеты, обратный отсчет, команда: «Старт!» Включается мотор, заряд медленно опускают в глубину, скважины, следом за ним в черноте исчезают сотни метров разноцветного кабеля, красный, желтый, зелёный, инженеры попались с юмором, светофор не иначе. Заряд установлен, все идёт в штатном режиме, скважина по все глубине бетонируется, бетон готовят рядом, не отходя от кассы, устье забетонировано, сверху краном укладывают бронеплиту, закручивают крышку на мощные болты, затем к делу подключается сварщик, крышка приварена по кругу. Там на глубине в сотню метров. Покоится зловещая сила и ждёт, пока безумец скрюченными пальцами присоединит провода к источнику тока. С этими мыслями я догоняю друзей, который нашли вторую скважину, всё повторяется, колючая проволока по периметру, деревянный помост, для хранения цемента, остатки когда-то большой кучи щебня. А где же, третья скважина?, а если быть точным то четвертая, первая скважина более похожая на «ларёк» осталась в километре от второй. Иду вперед вот же она, крышки нет! Неужели злые люди извлекли начинку наверх? Подбегаю к скважине, она засыпана землёй, сверху растет трава, такой густой траве может позавидовать любой английский газон, разбитый перед замком лорда Кентербийского.
Криг прыгает внутрь, немного копает, ходим по округе, фотографируем местность. Юля снимает фильм. Бахадуру в мозг поступает импульс: «Заберись на дерево!» Рядом стоит отличная сосна, ощетинившаяся сотней крепких веток, ружьё на землю, лезу наверх. В болотниках это сделать совсем не просто, на высоте семь метров, мой импульс гаснет, спускаюсь вниз. На земле лежит крышка от электродвигателя, отличная мишень! Ставлю её в стороне, целюсь в серединку, жму спусковой крючок, сноп картечи ударяет по металлу, остается пара дырок, остальные картечины, блинами осыпаются рядом, умели раньше делать сталь, качество СССР образца 1971 года.
Возвращаемся к спрятанным рюкзакам, живописно обсуждаем увиденное, пора в лагерь. Идём не спеша, уже знакомая, ставшая родной аллея, ведущая к ядерному озеру, небольшой привал, садимся на мох, глядим в пространство, вдали на болоте высохшие сосны мутанты, ложусь в мох, гляжу на небо, в выси одинокой точкой парит ястреб, удивительная красота. У команды наступает просветление, вселенская гармония, абсолютное счастье. Ради этого состояния стоит ехать в дальние дали, карабкаться на высокую гору, спускаться под землю и, выбравшись на божий свет, получить мегатонны радости, которые пронзят тебя насквозь, как молния счастья, ударившая прямо в душу.
Грунтовка, заросшая просека, наш лагерь. Бахадур лезет в чрево рюкзака, извлекая бутылку прохладного Кагора, команде нужно причаститься, крепленное красное вино, бодря кровь разливается по жилам. Нужно варить ужин, вода с лягушками в Березовке, слишком черная. Бахадуру хочется попить родниковой водицы, судя по информации из мировой сети, в Васюково расположен родник с кристально чистой водой. Берем рюкзак, все свободные бутылки, складное ведро, единственная стоящая ведь от фирмы Экспедиция которую можно смело покупать и пользовать. В помощь Бахадуру подряжается Антон, заполняю патронташ на прикладе, три картечных, три пулевых, в стволы пуля, картечный. Помня о зэках, обитающих в Васюково, просим товарищей отомстить за нас, в случае нашего невозвращения в течении двух часов. Пора к расписным, айда за водой. Выходим на просеку, движемся в обратном от Ядерного озера направлении, справа в лесу остатки толи барака, толи сарая, упавший забор из колючки. Чуть далее слева знак, «Васюково болото», таких знаков по всему краю поставили сотни, у каждого памятника природы, и почти все они носят в себе сквозные отверстия от пуль и вмятины от дроби, дурные «охотнички» шалят, упражняясь в стрельбе по аншлагам. Огромная поляна, избушки, бани, большой навес, за столом сидит дюжина человек, к нам бегут две лающий собаки, говорю Антону, если будут кусать заливай псов. Обращаюсь к местным: «Здравствуйте!» Из-за стола к нам выходят две фигурки, идут не спеша, один лысый здоровяк, в майке, вся грудь в куполах, гладко выбритый череп сияет в лучах заката, второй худой в клетчатой рубахе, роговые очки, жидкие усы. Лысый нагло спрашивает: «Откуда? Сколько вас? Зачем приехали? Где встали?» Я сыплю встречными вопросами: «Где у вас родник? Говорят тут везде радиация? Тут медведей много? Что это за база?» В процессе «милой» беседы, зеки теряют к нам интерес, и указывают на стоящий в стороне колодец, вода там. Идём к колодцу, краем глаза наблюдая за местными, зеки садятся за стол. Кратко совещаемся с Антоном, на ходу разрабатывая план действий в случае чего нехорошего. Набрав воды, возвращаемся, громко благодарю местных. Немного отходим от базы. Морды сидельцев вызвали резкую неприязнь. Говорю Антону: «Погодь», заходим чуть вправо, ждём четверть часа, нас никто не преследует.
Лагерь. Друзья варят ужин. Обрисовываем команде ситуацию. Адмирал негодует: «Вы чего уголовников на лагерь навели?!» Юля предлагает по быстром отчалить. Я хочу пойти в разведку и последить за базой, а в случае выдвижения уголовников в нашу сторону, превентивно выпилить упырей. Остальные участники, предлагают быть начеку, и в случае чего биться до последнего. Криг выдает Юле нож, спутниковый телефон и навигатор, и предлагает в случае начала боевых действий скрыться в лесной чаще, вызвать вертолет МЧС. Бахадур причащается пятидесяти градусной, клюквенной настойкой, набивает карманы патронами, подтачивает нож, ждёт в гости лысого. Команда начеку, спать не охота. Говорю друзьям: «Спите, подежурю до утра». Сталкеры расходятся по палаткам, и погружаются в полудрему.
Бахадур сидит у костра, рядом верный, надёжный друг ТОЗ-54 с взведенными курками, только суньтесь. Сидеть в лагере всё равно, что ждать осады в крепости без стен. Надо действовать на опережение, тушу костер, выхожу на просеку, свернув на дорогу, ведущую в Васюково, отхожу метров сто, в стороне растет раскидистая ель, забираюсь под неё, ложусь прямо на сухой мох, комары и мошки, лакомятся моей горячей кровью, не обращаю на гадов внимания. Зрение и слух обострились, как у дикого зверя поджидающего свою добычу. Час, второй, тишина, никого, лишь ранние пташки заливаются трелями.
Да где-то на болоте проснулся леший Ворысь.
Крадучись возвращаюсь в лагерь, под ногами предательски хрустит ветка, тишину леса нарушает жужжание открывающихся молний, слышу щелчок, Коля снял ружье с предохранителя. «Граждане, это Бахадур. В Багдаде все спокойно!» Стражника захлестывает усталость, надо вздремнуть. Палатка, ложусь поверх спальника в одежде, ружьё под бок, погружаюсь в полудрему.
Почти рядом, через десяток верст от лагеря Леший-Ворысь, выходит из своей торфяной избушки, медведь с изумрудными глазами ушёл в ночь, на лавке лежит старая балайка, украденная Ворысем у вечно пьяного председателя Гришки, уснувшего на опушке леса в 1929 году. Глядит Ворысь на струмент: «Ёксель-моксель!» Медведь последнюю струну порвал. «Поймаю, намну косолапому бока!» — думает Ворысь, уходит в мрачную землянку, прячет балалайку на резную полку. Жена Ворыся ворчит: «Зачем даешь косолапому балайку? Где струну то найдешь? Дурак старый!» «Молчи старуха! Видел у людей говорящие коробки с музыкой, жди подарка на полную луну, украду у людей чудо коробок с музыкантами внутри».

Читайте также:  Крупные реки озера мали

01. Движемся по дороге насыпанной военными в далеких 1970-х, дорога ведет через Васюково болото, прямо к Ядерному озеру.

02. Болото Васюково.

03. «Ларек» прикрывающий скважину, если заглянуть внутрь в окошко, там вода, сверху конструкция прикрыта толстой стальной крышкой.

04. Стальная конструкция выплюнутая из недр планеты ядерным джинном.

05. Везде установлены предупреждающие знаки «Радиоактивность. Опасно для здоровья».

Источник

Ядерное озеро пермский край где находится

March 12th, 2016, 02:29 pm

Тут интересный ресурс появился, который даёт карту 2624 ядерных взрывов, проведённых на Земле. На ней видно, что в Пермском крае было проведено 10 ядерных взрывов в «других» (по мнению ресурса) или в «народно-хозяйственных» (по мнению руководства СССР) целях:

Рассмотрим их поближе:

1 и 2 взрывы (Грифон-1 и Грифон-2) были произведены чуть южнее (7-10 км) города Оса 2 и 8 сентября 1969 года, в целях стимуляции добычи нефти. Мощность каждого взрыва по 8 килотонн. Взрывы подземные.

Воспоминания очевидца (источник теста и фото скважин):

«Двадцать метров до ядерной катастрофы», часть 1.
Воспоминания у скважины №1002
г. Оса, Пермский край
2 сентября 2014 г.

С Рудольфом Николаевичем Турицыным беседует краевед г. Осы Владимир Александрович Алексеев.

© Огарышев С.И., Алексеев В.А., 2014 г.

«ДВАДЦАТЬ МЕТРОВ ДО ЯДЕРНОЙ КАТАСТРОФЫ»

Посмотрите внимательно на карту Пермского края и вдумайтесь: какое огромное количество на ней всевозможных географических названий! А если на все это глянуть более широко, то за каждой деревушкой, селом, маленьким и большим городом – свои неповторимые истории. Ну а какая же история может быть без человека?! Поэтому в этих «точках» развертывалось множество событий, порой незаметных, интересных, счастливых, а иногда очень грустных и опасных.
Немного бывает обидно, когда называя свой город, ощущаю, что мой собеседник становится несколько недоуменным, потому что ни разу не слышал истории его «имени». Но думаю, что эти обиды напрасны. Ведь как необъятна наша страна, и все ли можно узнать о ней?!
Но согласитесь, как бы могли существовать большие реки, если бы их не питали живительные родники, ручейки и речки? Так и с большими городами. Ведь это им дают живительную силу деревни и села и, так называемые, – «малые города». Одним из таких является Оса – районный центр Пермского края.
Наверное, не так уж и неизвестен наш город, если о нем упоминал великий историк и поэт А.С. Пушкин в своей «Истории пугачевского бунта». Именно в окрестностях Осы, опьяненные добытой в борьбе свободой, «разгуливали» отряды Пугачевского войска. Именно через этот «незаметный» городок со своей экспедицией к Северному ледовитому океану и берегам Америки в последний раз отправился известный исследователь морей Витус Беринг. Этот «городок», также, как и все, пережил несколько революций, гражданскую и Великую Отечественную войны и продолжает жить и сегодня своим ритмом, укладом и традициями.
Я уже говорил, что ни одно географическое название не может существовать и жить без людей. Так и здесь есть и были люди, которые делали и делают ему славу, хранили и бережно хранят его традиции, устои, помнили и помнят его историю, к сожалению, иногда противоречивую. У этого города есть свои патриоты и «летописцы».
На сей раз мы отойдем от устоявшейся традиции, не будем знакомиться с экспонатами музея, а прогуляемся по тихим полям, заросшим травой тропинкам, по тем местам, где произошли события далекого 1969 года, заставившие «содрогнуться» не только земную кору, реки, городок Осу и множество деревень, но и весь земной шар.
В нашем повествовании речь пойдет о двух ядерных подземных взрывах, которые имели место 2 и 9 сентября 1969 года в 7 километрах от Осы. Нашим собеседником будет Рудольф Николаевич Турицын, профессиональный бурильщик, непосредственный участник и свидетель тех событий. В своем рассказе он вспомнил немаловажную деталь, обстоятельство, которое могло привести к глобальной катастрофе.
В период бурения скважин №№ 1001 и 1002 он работал начальником участка и несмотря на почтенный возраст, ему 78 лет, помнит события 1969 года до мельчайших подробностей.
Скважины для ядерных взрывов начали бурить за год. Объекту в Осе было присвоено название «Грифон». Решение об использовании ядерной энергии «в мирных целях» было принято за два года до взрывов, то есть в 1967 году ЦК КПСС и Советом Министров СССР. Технологию взрывов разрабатывал Московский институт нефтехимической и газовой промышленности им. И.М. Губкина. Практическое проектирование проходило в стенах московского института ВНИПИ–промтехнология.
Бригаду, которая осуществляла бурение, временно перевели в министерство Среднего машиностроения.
Первый взрыв 2 сентября 1969 года прошел в строгой секретности. Население Осинского района не оповещалось и было напугано. В домах полопались печки, разбились стекла окон и попадали люстры, появились трещины у здания детского сада № 2, Дома культуры, местного музея, Свято-Троицкого собора. Людям был нанесен значительный материальный ущерб. К началу второго взрыва 9 сентября 1969 годы было принято решение подготовиться. В домах стекла в рамах были поклеены бумагой, напоминающим крест, как во время войны. Детей из детских садов и школ вывели на открытые площадки, население о втором взрыве было оповещено. В 10 часов утра земля под ногами содрогнулась, заколебалась, прошло несколько волн. Через некоторое время был дан отбой, в школах продолжились занятия. Население и местная власть стали подсчитывать убытки, нанесенные «непрошенными гостями».
Мощность двух ядерных взрывов составила до 8 килотонн. Постепенно население обжилось, люди вставили стекла, замазали щели. Незаметно прошли еще 7 лет. Но главная опасность была впереди.
В 1976 году началось бурение двух прокольных скважин №№ 1003 и 1004 в 5 метрах соответственно от скважин №№ 1001 и 1002.
Наш собеседник Рудольф Николаевич Турицын рассказал, что к нему домой прибыл посыльный с заданием срочно прибыть на место бурения скважин №№ 1003 и 1004. Был приказ срочно приостановить работы по бурению. По трещинам земной коры наружу стали просачиваться радиоактивные вещества: изотопы Цезия–137 (137 Cs), Стронция–90 (90 Sr), Трития (3 Н).
В результате миграции радиоактивных веществ с подземными водами и вследствие механического воздействия на геологическую среду образовалась система трещин и разрушений геотехнической структуры полости взрыва. За время эксплуатации нефтяного месторождения в условиях загрязнения радиоактивными веществами добываемой продукции, за счет повторных закачек в нефтяную залежь подтоварной воды, содержащей радиоактивное загрязнение, ареал распространения радиоактивных веществ по территории нефтепромысла и в недрах широко распространился за пределы опытного поля. Количество добывающих скважин с загрязненной продукцией превысило 200 штук, а также 38 нагнетательных скважин.
Работы по бурению скважин №№ 1003 и 1004 были немедленно приостановлены. До встречи с куполами ядерных взрывов оставалось 20 метров.
В последствии в разговоре со специалистами прослеживалась мысль о том, что если бы не остановили работы по бурению, радиоактивные вещества под давлением могли вырваться наружу. Город Оса в том случае подлежал срочной эвакуации. Мы стояли в 20 метрах от ядерной катастрофы.

Читайте также:  Второе по площади озеро земли

В.А. Алексеев
04.09.2014 г.

Ныне скважина №1002 выглядит так (по мнению автора, ядерная скважина №1002 замаскирована под обычную скважину №920):

Источник



Озера Чусовское и Ядерное (Пермский край)

Самое большое озеро Пермского края, распложенное в глухой и труднодоступной местности на севере региона (в Чердынском районе). В прошлые века через него проходил путь из Чердыни на Печору. А в советское время тут хотели построить канал Печора — Кама, для чего прогремело несколько ядерных взрывов…

Чусовское озеро имеет продолговатую форму, вытянуто с юго-востока на северо-запад на 10 километров (при измерениях по спутниковым снимкам; в описаниях указывается цифра в 15 километров). Озера с аналогичными названиями также есть в Свердловской и Челябинской областях. Вопрос происхождения названия открыт. Существует предположение, что появление гидронима связано с переселенцами с реки Чусовой.

Площадь озера составляет 19,4 км 2 . Абсолютная отметка уреза воды — 127,3 метра. Площадь водосбора — 2090 км². Минерализация воды составляет 319 мл/л. Озеро мелководное. Дно сильно заилено. Средняя глубина составляет 1,5-2 метра, максимальная 8 метров.

Это проточный водоем, образовавшийся на дне заболоченной эрозионно-карстовой низины. С севера в Чусовское озеро впадает река Березовка, а с юга вытекает река Вишерка – правый приток Колвы. В окрестностях много болот.

В окрестностях Чусовского озера и в долине реки Вишерки развит соляной карст. Вот как это описывают специалисты в книге «Карст Пермской области»:

«Озеро Чусовское окружено обширной эрозионно-карстовой низиной, напоминающей карстовое полье. Эта низина длиной около 40, шириной 2-7 км расположена в долине р. Березовки и верховьях р. Вишерки. Чусовское озеро находится в наиболее узкой ее части, где ширина низины колеблется от 2 до 3,5 км. К северу и югу от озера низина расширяется до 4-7 км. Дно низины заболочено и осложнено большим количеством карстовых воронок и озер округлой формы провального и коррозионно-просадочного происхождения. Установлено, что р. Вишерка, вытекающая из оз. Чусовского, ежегодно выносит в растворе более 100 тыс. т соли, что составляет около 50 тыс. м 3 в год. Для образования низины длиною в 40 км и шириною в 5 км при ее глубине 30 м потребуется 110 тыс. лет без учета эрозионного сноса. И.Н. Шестов и А.В. Шурубор пришли к заключению, что оз. Чусовское образовалось в результате соляно-гипсового карста, что подтверждается залеганием солей, гипсов и ангидритов в зоне активного водообмена, близким расположением их к области питания подземных вод — Тиману, наличием обширной карстовой низины с многочисленными карстовыми озерами и воронками, преобладающим хлоридно-натриевым составом и значительной минерализацией (до 34 г/л) подземных и поверхностных вод».

Читайте также:  Озеро волчье архангельская область

Озеро славится рыбными богатствами. Это крупное нерестилище рыб. Здесь можно поймать щуку, судака, леща, окуня, язя, плотву, налима, карася и т.д. (однако зимой рыба уходит в притоки, поскольку в нем не хватает кислорода). Сюда любят путешествовать рыбаки. Добраться до Чусовского озера очень непросто. Дорог, пригодных для сухопутного транспорта, нет. Можно добраться лишь водным путем, на моторках – от Чердыни или Ныроба по реке Колве, затем по ее притоку – реке Вишерке – до озера.

В прошлом близ озера располагались населенные пункты поселок Головной и деревня Семь Сосен, действовал тюремный лагерь. Также на становище Бани размещалась рыболовецкая бригада Чердынского рыбучастка. Раньше артель добывала до 30 тонн рыбы в год. Сейчас никаких поселений тут нет.

23 марта 1971 года в 4 километрах к северо-востоку от озера прогремело три подземных ядерных взрыва. По мощности (45 килотонн) взрыв был равен трем Хиросимам. Заряды были заложены на глубинах 127,2, 127,3 и 127,6 метров на расстоянии 163-167 метров друг от друга. После взрыва в воздух поднялось темное газопылевое облако высотой 1800 метров и диаметром 1700 метров. На снимках со спутника хорошо видно, как поднялась почва вокруг места взрыва (при том, что вокруг болота).

В этом месте планировалось построить канал, который соединил бы системы рек Печора и Кама для наполнения водой мелеющего Каспия. Всего в рамках проекта с кодовым названием «Тайга» планировалось осуществить 250 ядерных взрывов. К счастью, от проекта переброски северных рек отказались.

На месте взрыва образовалось озеро, которое прозвали Ядерным. Это водоём длиной 750 м и шириной 350 м. Его глубина 12-14 м. Озеро не имеет притоков и не соединяется с речной сетью.

По сообщениям очевидцев, на отдельных участках регистрируется уровень излучения порядка 1100 мкр/ч. В целом же радиоактивный фон в пределах нормы. Среди леса сохранилась одна из шахт, представляющая собой огромную трубу из толстого железа, уходящую далеко в землю. По одной из версий, заложенная в нее бомба не взорвалась, по другой — этой шахтой не воспользовались.

Момент взрыва атомной бомбы на этом месте

Источник

Adblock
detector