Меню

Ю адрианов по реке ветлуге

Поэт и путейцы

Среди потомков сельского священника есть герои войны, градоначальники, математики и писатели, но самый яркий след в истории страны оставили труженики стальных магистралей

Среди потомков сельского священника есть герои войны, градоначальники, математики и писатели, но самый яркий след в истории страны оставили труженики стальных магистралей

Выбрав путь поэта, Юрий Адрианов не забывал о родственниках-путейцах

Поезд подходил к Байкалу. И тут слева за окном мелькнула очередная станция – Андриановская. Для большинства, наверное, это одна из тысяч станций, мало чем отличающихся друг от друга. Для меня же непримечательная табличка стала поводом для воспоминаний о нижегородском писателе, чьи деды и прадеды создавали железные дороги страны.

Юрий Адрианов был самым известным из нижегородских писателей конца ХХ века. В его стихах жила древность: слышались и поступь Батыевых коней, и удары топора сметливых плотников – основателей городов. А адриановскую песню про то, как «по реке Ветлуге дружно двинулись плоты», в Нижегородском крае знает и поёт каждый, причём многие убеждены – народная. Почему под Иркутском у поэта есть станция-«однофамилица»? Этот вопрос я и задал ему при личной встрече.

«Да это в память моего двоюродного деда название. Григорий Васильевич Адрианов – один из инженеров, которые прокладывали Транссиб. Около Читы ещё одна станция в его честь – Адриановка, с неё начиналась Китайско-Восточная железная дорога – знаменитая КВЖД. Хотите, покажу его фотографию?»

С полки у стола Адрианов достал старинный альбом с медными застёжками – архив знаменитой семьи. «Русские дворяне всегда помнили свою родословную. А мы дворяне колокольные», – рассказывал поэт, объясняя, что так в шутку называли роды, ведущие начало из духовного сословия.

Любящий точность во всём Владимир Даль определил слово «пращур» – «родитель прапрадеда». Немногие могут хотя бы назвать его по имени. Но пращур Юрия Адрианова не потерялся в почти двухсотлетней глубине времени. На Бородинском поле 26 августа 1812 года полковой священник Василий Андрианов, сын сельского дьячка из-под Клина, поднял оставшийся без командира полк и повёл за собой на врага, неся на вытянутых руках крест. В семье сохранился текст донесения полковника Удома генерал-лейтенанту Лаврову с ходатайством – наградить священника за «необычайные труды», за то, что в день Бородина тот «духовными наставлениями своими ободрял солдат и тем более поощрял оных к побеждению врага». В порядке такого поощрения двух сыновей Андрианова, Александра и Михаила, вскоре взяли первыми студентами только что открытого корпуса инженеров путей сообщения. Получение высшего образования в России того времени давало основание подать прошение о пожаловании дворянского титула, чем и воспользовались братья.

Рассмотрев прошение Андриановых, правительствующий Сенат решил исправить им фамилию, чтобы не путать с другим уже существующим дворянским родом: из неё была убрана буква «н». «Ох уж эта буква, – сетовал поэт. – Путают, пишут неправильно! И даже в справочниках с названиями станций!»

Прадеды и деды

Братья Адриановы прокладывали первые в России шоссе. А их дети и внуки стали путейцами железнодорожными, вели линию из Петербурга в Москву.

«Когда открылось движение по Николаевской дороге, то первое время, по рассказам моего отца, на ней существовали порядки, сохранившиеся от путешествия на лошадях. Пассажиры останавливали поезда в пути, расстилали на лужайках скатерти, закусывали, ходили собирать грибы и ягоды, потом собирались к поезду», – писал в своих воспоминаниях дядя поэта Аркадий Васильевич.

Ещё одному родственнику поэта, двоюродному деду Григорию Васильевичу Адрианову, энциклопедия «Железнодорожный транспорт» посвятила целую статью. Талантливый инженер родился в 1859 году, в канун эпохи бурного развития железных дорог. Он стал изыскателем, проектировал многие участки Транссиба, КВЖД, линий Екатеринбург – Тюмень, Уфа – Златоуст. В 1908 году вышла его знаменитая книга «Сеть железных дорог России в будущем». В ней обозначена не просто программа строительства магистралей, а предсказано развитие целых регионов России, обоснованы БАМ, линии на Воркуту, Мурманск. Инженеру удалось заглянуть на век вперед.

«Мне несколько раз присылали письма из Сибири с вопросами о нём, – говорил Юрий Андреевич. – Находили в библиотечных каталогах и спрашивали, не родственник ли я ему. Из Тынды один краевед просил его фотографию, хотел узнать биографические подробности, спрашивал, когда умер Григорий Васильевич: в энциклопедии вместо даты смерти – вопросительный знак. А умер он в 1918 году».

Между страницами альбома, бережно хранившего семейные реликвии, заложена пасхальная открытка. Вместо адреса отправителя именной штамп: «Инженер Г.Адрианов, СПб., Коломенская, 26-37, тел. 209-44». Григорий Васильевич поздравил брата с Пасхой и пригласил провести несколько дней у моря, в Лазаревском, – там у знаменитого путейца был дом. Дальше – о делах: для племянника Аркадия, тоже инженера пути, добыты необходимые ему в работе документы о Московской окружной дороге.

Поколение отцов

Аркадий Адрианов прошёл в начале ХХ века по России немало вёрст пешком. Это он проложил направления линий Петропавловск – Акмолинск – Павлодар, Хабаровск – Советская Гавань, Коноша – Котлас – Воркута. Он был среди тех, кто готовил первый проект Белкомура, названного поначалу Пермско-Печорской линией. «Прокладывая трассу среди обширных северных лесов, наша партия вышла однажды на брошенный, заросший молодыми деревьями Сибирский тракт с покосившимися от времени столбами. Расстояние между этими столбами свидетельствовало о том, что тракт либо капитально ремонтировался, либо был проложен в царствование Николая I, когда мерой длины служили 700-саженные «николаевские вёрсты», – писал он.

В казахских степях изыскатели встретились лицом к лицу с эпохой, которая казалась им давным-давно ушедшей. Там перед революцией работали ямские станции и по разбитым дорогам ездили ямщики на тройках, звеня колокольчиками. Селения были редки, и такого попутного транспорта случалось ждать сутками.

Воспоминания запечатлены каллиграфическим почерком на обороте нарезанной миллиметровки. Мы перевернули листы и сложили. Получился черновой проект станции Советская Гавань. Это была одна из последних работ инженера: в тридцатых годах он был арестован по доносу и осуждён как участник «промпартии». Срок отбывал в «шараге», в Забайкалье. И там вёл записи на старой бумаге, другой просто не было. Но при этом твёрдо верил, что они окажутся в его семье. Так и вышло, хотя сам инженер из Сибири не вернулся.

А Николай Васильевич Адрианов, другой дядя поэта, уже нижегородская ветвь его рода. Я позвонил ветеранам службы пути Горьковской дороги и убедился: этого инженера-мостовика, работавшего в «Желдорпроекте», прекрасно помнят. «Человек очень незаметный, скромный, настоящий старый интеллигент. Но его слово в работе было последней инстанцией. Он проектировал мосты, когда между Горьким и Кировом строили вторые пути, а рек там немало – Линда, Керженец, Темта, Пижма. Занимался реконструкцией старых мостов», – вспоминают о нем.

Самым необычным в профессиональной судьбе Николая Адрианова стал Канавинский мост в Горьком. В 1941 году немцам не удалось перерезать только четыре железнодорожные линии к Москве. Самым стратегически выгодным был ход на Казань. Но он же был тогда и самым технически отсталым: одна колея, плохой путь. А в Горьком, куда вела двухпутка, не было моста через Оку, который позволял бы перебрасывать поезда на Казань. Станции двух направлений не соединялись. Адрианов предложил смелое решение – в короткий срок подвести железную дорогу с двух сторон к обычному (кстати, тогда единственному) городскому мосту и пустить поезда по трамвайным путям. В считаные дни провёл расчёты, подготовил проект подходов. Работу государственного значения приехал принимать сам Ворошилов. Когда первый поезд из четырёх вагонов (больший вес – уже риск!) двигался по путям, инженер Николай Адрианов стоял под мостом. Он говорил потом: случись что – лучше уж было погибнуть под его конструкциями, чем оказаться «врагом народа». Но расчёт был точным, и маршал пожал проектировщику руку, предложив «обращаться если что».

Через несколько месяцев Николай Адрианов сумел найти Ворошилова во время приезда в Горький и напомнил эти слова. А просьба была простой: путейцу не позволяли уйти добровольцем на фронт, говорили, что люди его профессии нужны в тылу.

«Ну что ж, в порядке исключения за твои заслуги», – сказал Ворошилов и подмахнул заявление.

Династия патриотов

Был среди Адриановых двоюродный прадед поэта Николай Александрович, боевой офицер, участник русско-турецких войн, написавший о них мемуары, а ещё издавший чуть ли не первые в России книги по фотографии. Был дед Василий Васильевич, блестящий преподаватель математики, учивший в своё время в кадетском корпусе знаменитого лётчика Петра Нестерова. Был Александр Александрович, двоюродный дед поэта, московский градоначальник начала ХХ века. Троюродный дед Владимир Николаевич – известный топограф, изобретатель особой конструкции компаса Адрианова. Вошёл он в историю, кстати, и тем, что стал одним из создателей герба СССР. По-разному служили Адриановы России.

В шестидесятых годах Юрий Андреевич познакомился со своим двоюродным дядей Юрием Александровичем, профессором сначала Тбилисского института инженеров транспорта, потом МИИТа. Тот всплеснул руками: «Посылаю в библиотеку дипломников, велю им познакомиться со своими публикациями. Они возвращаются и говорят: статей ваших не нашли, только сборники стихов. Вот, значит, чьи стихи: мы ведь оба «Ю.А.»!»

Путейцем Юрий Андреевич не стал. Стал литератором. Но его родственники уважительно заметили: профессионалов в их роду всегда почитали.

Источник

По реке ветлуге дружно двинулись плоты песня текст

По реке ветлуге дружно двинулись плоты песня текст thumbnail

Сколько лет прошло с тех пор, как нижегородский поэт Юрий Адрианов написал эти щемящие душу слова, ставшие гимном Поветлужья… Конечно, с тех пор много воды утекло. Не так часто встретишь плоты и уж тем более плотогонов. Сейчас всё больше по реке дружно передвигаются на байдарках и на моторных лодках. Да и у ветлужских девчат находятся другие занятия, кроме, как с живописных берегов приветствовать идущих по реке. Но кое-что всё же осталось.

В конце рабочей недели выдался чудесный, не слишком жаркий, денёк. Самое то, чтобы совершить речную прогулку. Приурочили мы её ко Дню рыбака, который в России отмечали в минувшие выходные. Но идти по реке на этот раз уместно было не с удочками, а… с госохотинспектором в области охраны окружающей среды. Потому что цель нашей поездки вполне определённая – экологический рейд. С элементами журналистского туризма…

Мой попутчик – коренной варнавинец. С самого старта нашего пути понятно, что о реке он знает практически всё – начиная от названий представителей флоры и фауны, тут обитающих, и заканчивая статьями законов, охраняющими водные ресурсы.

Заводим мотор, отчаливаем от берега…

– Коленовский затон – одно из мест нереста рыбы, – осматривает округу инспектор. Как тут всё заросло! Рыбе, видимо, придётся искать другое место для нереста. Бывает и так, что уже приходит время, и она сбрасывает неоплодотворённую икру прямо в реке, из-за чего последняя погибает. Деятельность человека может повлиять на окружающую среду, как положительно, так и отрицательно. Раньше здесь у реки редко можно было кустик встретить, а сейчас всё заросло. Помню, когда-то тут ходил паром, он доставлял технику для покосов и заготовки леса на Глухое. Сейчас река обмелела и парому тут уже не пройти, – констатирует специалист.

Движемся вниз по реке. Попутчик указывает мне рукой на берег под Карасихой и глушит мотор. На берегу, у самой воды мирно расположились четыре серые цапли. Пытаемся подъехать ближе, чтобы рассмотреть редкую птицу. Эх, спугнули…

– А тут когда-то заготавливали зерно, – вспоминает инспектор, – зерно падало, рыба кормилась. Весь Варнавин здесь рыбачил.

А вот и первый рыбак на нашем пути. День рыбака – это прекрасный повод поймать трофейный экземпляр! А что, думаете, не поймал? Сейчас спросим… Деревянная лодка размеренно покачивается на воде. Одно движение руки и снасть, рассекая потоки воздуха, погружается в воду, рисуя ровные круги. Приближаемся, к рыбаку, извиняясь, что нарушили тишину.

– Как рыбалка? – спрашиваю у мужчины.

– Сижу с двух часов ночи. Думал, после дождя клевать будет. Но не очень, – отвечает рыбак, вытаскивая из воды небольшой металлический садок.

– Ничего себе – не очень! – в садке по кругу свернулись две щуки грамм по триста каждая. Я таких только в сказке “По щучьему веленью” видела…

– А сами-то рыбу едите или только ловить любите? – спрашиваю у смущенного от нашего внимания рыбака.

– Я большой любитель! Могу есть её хоть каждый день.

Прощаемся с рыбаком Юрием и движемся дальше.

В районе Курдомы места настолько красивые, что едешь почти не дыша. Высоченные сосны пронзают небесную синь и утопают в реке. Над водой снуют чайки и множество других птиц. От восторга погружаешься в нирвану, а откуда-то из подсознания звенит:

Читайте также:  Река в питере при

И воздух голубой,

И чайки над водой,

И пахнет вся река

Сосной, сосной, сосной…

А ведь и правда, пахнет сосной! Никогда раньше об этом не задумывалась…

Вдали, на невысоком берегу показался лагерь. Расставлены палатки. Трое молодых мужчин обустраивают походный быт. Мы причаливаем, чтобы познакомиться. Встречают нас настороженно (госинспектор – это, видимо, не к добру…), но вскоре уже улыбаются и охотно делятся первыми впечатлениями.

– Приехали вчера вечером из города на пару дней. Вот, натянули тент от дождя, поставили палатки. Вчера хорошая гроза прошла! Вообще, мы тут отдыхаем каждый год. Насекомые достали! Зато земляники здесь полно и вот – сыроежки насобирали, – показывает на стол один из мужчин. А ещё вчера щучку пожарили, – добавляет второй (наверное, рыбак). Осматриваем место разведения костра, всё сделано в соответствии с правилами пожарной безопасности. Видно, что туристы опытные!

– Будем уезжать, всё за собой уберём, – обещают в один голос Лёха, Дима и Илья, когда мы уже усаживаемся в лодку.

Заревел мотор. Мириады брызг, вылетая из-под лодки, преломляются на солнце и ослепляют радужным светом. Движемся вверх по реке. Через какое-то время мой попутчик снова указывает на берег и глушит мотор. По песку одиноко ходит необычная, довольно крупная птица.

– Это кулик-сорока. Прилетает очень рано, одна из первых. В середине апреля уже откладывает яйца, а в августе улетает, – рассказывает инспектор, который, кстати, закончил биологический факультет Вятской сельхоз академии.

– А куда улетает? – спрашиваю я, удивляясь такому странному названию птицы. А в блокноте ставлю галочку: надо “загуглить”!

– Не знаю, честно говоря, куда. Может, в Африку… Гугл в помощь, – рекомендует мой попутчик.

Кулик-сорока – довольно крупная коренастая птица с контрастным черно-белым оперением, большим прямым оранжевым клювом и не очень длинными розовыми ногами. Сотни тысяч зимующих куликов можно наблюдать на юго-западе Англии, где птицы гнездятся и смешиваются с прилетающими куликами из Исландии, северных районов Великобритании, Скандинавии и северо-запада России. Единицы достигают Северной Африки.

Кулик-сорока остаётся позади, превращаясь из необычной птицы в чёрную точку на песке, а потом и вовсе исчезает за поворотом. Движемся дальше… Вдали желтеет полоской берег под Макарием. Издали едва заметно движение на суше. Мотор ревёт, лодка срезает километры, а едва заметные фигуры на песке становятся всё больше и больше. Причаливаем к берегу, на котором целая свора породистых собак сверкает зубами и норовит отбить у нас желание причалить. Добродушный хозяин приятной наружности командует псам: “Свои!”. И любезно помогает мне спуститься из лодки. На берегу в ряд вверх дном разложены шесть байдарок. С первых секунд понятно, что перед нами не просто туристы.

– Казаков Василий Владимирович, – представился хозяин собак (потом скромно добавил, что он был министром поддержки и развития малого предпринимательства, потребительского рынка и услуг Нижегородской области).

– Мы профессиональные туристы. На отдыхе чистим берег после других отдыхающих, вывозим мусор. После себя костёр тушим. Про Ветлугу мы знаем много. Недавно вышла книга “Беляна”, вы читали, наверное… Поход у нас не только на природу, у нас и исторический интерес. Как её (беляну), такую огромную махину собирали практически без гвоздей и сплавляли с грузом по рекам! – удивляется министр.

А в метре от нас уже жарятся лисички на сковороде, женщины готовят завтрак для большой компании. Палаточный городок, потревоженный нашим приездом и лаем собак, просыпается. Нас приглашают к столу, но у нас ещё впереди большие планы. Прощаемся и направляемся на Макарьевскую старицу. Место уникальное…

Проходим по длинному водяному коридору. Красиво… Низко над водой туда-сюда снуёт небольшая серая птичка, взволнованная нашим внезапным появлением.

– Это перевозчик, – говорит мой попутчик, – он издаёт звук, похожий на “перевези, перевези…”.

Перевозчик, на самом деле нисколько не нуждающийся в подвозе, исчез в зарослях кустарника, а мы плывём дальше, рассматривая залитые солнцем берега.

Ощущение умиротворения нарушает неприглядная картина. На живописных берегах среди невысокой растительности навешена запутанная рыболовная сеть.

– Сеть из лески длиной 30 метров… Будем писать акт очистки водных объектов от брошеных орудий лова, – констатирует инспектор, высаживаясь на берег. Брошенная на берегу сеть говорит о том, что идёт конкурентная борьба за место на озере среди браконьеров, – посвящает меня в курс дела противник незаконной рыбалки. Оформленный акт отправляется в специальную папку, а мы продолжаем свой путь.

На обратном пути я с большим интересом слушаю рассказ моего попутчика о бобрах, коих немало в этих местах.

– Какая польза природе от бобров? – задаю я, наверное, совершенно наивный детский вопрос.

– Какая уж особая польза от диких животных… Шкура, мясо и струя – вот и весь бобр, – шутит инспектор. Шкура и мясо теперь большим спросом не пользуются. А вот струя представляет ценность.

Покидать Макарьевскую старицу совершенно не хочется. К этому времени уже окончательно распогодилось. Лёгкий ветерок увеличил просветы между облаками, открыв нас прозрачной синеве неба. Позади остаётся озеро, впереди обратный путь по реке с долгожданным подъездом к моим любимым местам – Анисимово, Михаленино, Глуховская старица. Проходя мимо палаточного городка на макарьевском берегу, машу рукой знакомому теперь бывшему министру предпринимательства и его собакам. Жаль, отказались от жареных лисичек… время к обеду. Придётся довольствоваться бутербродом с колбасой и чаем из термоса. Солнце приятно греет, компенсируя нехватку тепла от движения на моторной лодке. Я не могу удержаться и делаю целую серию снимков снизу вверх, захватив в кадр верхушки сосен на фоне синевы.

И снова где-то в подсознании зазвенело привычным женским хором: “и пахнет вся река сосной, сосной, сосной…”

Êîãäà-òî ïðîâîðíûå ñòðóãè,
Èãðàÿ, íîñèëà âîëíà
Òîãäà ïîëíîâîäíîé Âåòëóãè,
Ïðîçðà÷íà, áûñòðà è ñèëüíà.
È âåñëà, è ïàðóñ óïðóãèé
Íå ðàç ïîáåæäàëà îíà.

Õîòü ñòàè äîâåð÷èâîé ðûáû
Ãóáèëè è ñåòü, è ëåñà,
Íî òðîïîê çâåðèíûõ èçãèáû
Íå çíàëè åùå êîëåñà,
È ñòîèëè äåáðåé òàéãè áû
Áåñêðàéíèå ýòè ëåñà.

Íè âëàñòíûå ëþäè, íè ñàìè
Âñåñèëüíûå âñþäó âåêà,
×òî ìîãóò ïîêîí÷èòü ñ ìîðÿìè,
Åå íå êîñíóëèñü ïîêà.
Âñå òàê æå çìåèòñÿ ëåñàìè,
Ñâåðêàÿ íà ñîëíöå, ðåêà:

Òî âûïðÿìèò ðàçîì èçâèâû,
Òî âûãíåòñÿ ñëîâíî äóãà;
Ïîðîé ïîäìûâàåò îáðûâû,
Ïîðîé çàòîïëÿåò ëóãà.
È îáëèê ñóðîâî-êðàñèâûé
Âñå òàê æå õðàíÿò áåðåãà.

Äðîáÿñü î áåòîí íà îñêîëêè
Âåñíîé íå óíîñÿò ìîñòû
Ãðîìàäíûå ëüäèíû, íî âîëêè
 ëåñàõ, ÷òî è íûíå ãóñòû,
Âûõîäÿò ïîðîé íà ïðîñåëêè
Îò ãîðîäà çà äâå âåðñòû!

* * *
Ïóñòü ìèíóò íåñ÷åòíûå âåñíû,
Íî, ïðàâî, çàáóäó ëè ÿ,
Êàê ïðÿòàëîñü ñîëíöå çà ñîñíû,
Ñâîé ñâåò îñòîðîæíî ëèÿ,
Íà ëóã èçóìðóäíûé è ðîñíûé,
Êîòîðûì âèëàñü êîëåÿ?!

Êàê, ìëåÿ â ïîëóäåííîì çíîå,
Ìàíèëà ïðîéòèñü óðåìà,
Ãäå ãðåçèëîñü íå÷òî èíîå,
Êîãäà íàïàäàëà äðåìà,
Êàê åñëè áû öàðñòâî ëåñíîå
Ñêðûâàëî îò ãëàç òåðåìà?!

Êàê òåíè óçîðàìè ÷åðíè
Ëîæèëèñü ñðåäü ñîííûõ ïîëåé,
Ñìåíÿë ïåñíîïåíüÿ âå÷åðíè
Òîðæåñòâåííûé ïîëèåëåé,
È íåáî êàçàëîñü áåçìåðíåé,
À èñêîðêè çâåçä — âåñåëåé?!

Êàê ðüÿíî íåáåñíûå õëÿáè
Òîïèëè â ãðÿçè âàëóíû
Íà ðàäîñòü ãàäþêå è æàáå;
Êàê âèäåëîñü â ñâåòå ëóíû,
×òî âìåñòî ñåðåáðÿíîé ðÿáè
Áëåñòÿò íà âîäå ãàëóíû?!

Êàê ñëóøàë ðàñêàòèñòûé êëè÷ ÿ
Ëþäåé, ÷òî âëåêëè íåâîäà,
È ïåñíÿ èì âòîðèëà ïòè÷üÿ,
À ðå÷êà, èñêðÿñü, êàê ñëþäà,
Ïðîâîðíî ìåíÿëà îáëè÷üÿ,
Êîãäà ïðîïëûâàëè ñóäà?!

* * *
Êîãäà-òî ñ âîñòîêà è þãà
Íà Ðóñü íàäâèãàëàñü Îðäà.
Ïðåêðàñíàÿ äåâóøêà Ëóãà*
Æèëà ó ðåêè â òå ãîäà,
Íåæíà äëÿ ëþáåçíîãî äðóãà,
Äëÿ ïðî÷èõ — ñòðîãà è ãîðäà.

Áûëà îíà äî÷åðüþ êíÿæåé,
Íî ïðåäêè åå â ñòàðèíó,
Îáîáðàíû âðàæåñêîé ñòðàæåé,
Óòðàòèëè âëàñòü è êàçíó
Ðîæå÷íèê êðàñèâûé è ðàæèé
Ïëåíèë ìîëîäóþ êíÿæíó:

Ñî ñòðàñòíîñòüþ þíîãî ïûëà,
Ê ñóðîâûì çàïðåòàì ãëóõà,
Âñåì ñåðäöåì îíà ïîëþáèëà
Íå êíÿæè÷à, íî ïàñòóõà.
È ÷òî äëÿ îáîèõ ïîñòûëîé
Ñîñëîâíîé ïðåãðàäû òðóõà?!

È Ëóãà ñ íàäåæäîé âî âçîðå
Ìå÷òàëà ïîä çâóêè ðîæêà,
×òî ñ ìèëûì âåí÷àåòñÿ âñêîðå.
Íî ìåòèëî èñïîäòèøêà
 èõ ñ÷àñòüå, êàê âîäèòñÿ, ãîðå.
Áûëà åå äîëÿ òÿæêà:

Ïîñâàòàëñÿ ê Ëóãå íåæäàííî
Ìóðçà. Íå îòêàæåøü! Íåëüçÿ:
Çàíîåò ñåðäå÷íàÿ ðàíà —
È ñòàðûõ, è ìàëûõ ðàçÿ,
Îí äâèíåòñÿ ñ âîéñêîì èç ñòàíà
Òàêàÿ ó Ëóãè ñòåçÿ!

Ëèõèå òàòàðñêèå ñâàäüáû —
Ñëàâÿíñêèì îíè íå ÷åòà!
Âûâîäÿò êíÿæíó èç óñàäüáû,
Ïîäâîäÿò êîíåé — íà÷àòà
Áåçóìíàÿ ñêà÷êà, íî çíàòü áû,
×åì ñâàäüáà çàêîí÷èòñÿ òà!

Ìîðîç ïðîäèðàåò ïî êîæå:
Íå áîëüíî ëè ñêà÷êà áûñòðà?!
Íî ãðåçèòñÿ ñëàäêî âåëüìîæå:
Îïóñòèòñÿ ïîëîã øàòðà,
È òàì, íà èçûñêàííîì ëîæå,
Ïðîáóäåò îí ñ íåé äî óòðà

Ëåòÿò îíè â îáëàêå ïûëè.
Íî âîò îñàäèëè êîíåé.
Óñòàëûå ëîøàäè â ìûëå.
Ìóðçà íàïðàâëÿåòñÿ ñ íåé
Íà áåðåã, — óæ ëîäêè ïðèïëûëè.
Êíÿæíà âñå áëåäíåé è áëåäíåé.

Èäåò îíà òâåðäîé ïîõîäêîé,
×óòü âçäðîãíóâ ïðè ïëåñêå âåñëà,
Êàê áóäòî, ñ ïîêîðíîñòüþ êðîòêîé —
Çíàòü, ãîðäîñòü ñãîðåëà äîòëà
Îò÷àëèëè ëîäêà çà ëîäêîé,
Èõ áûñòðî ðåêà ïîíåñëà.

«Èãðàé æå!» — ñïîêîéíî è ïðîñòî
Ñêàçàëà îíà ïàñòóøêó.
È çâîíêî çàïåëà áåðåñòà,
Êàê ãëóïûé ãëóõàðü íà òîêó.
Ïðîïëûëè ÷åëíû âäîëü ïîãîñòà,
Ïîòîì ìèíîâàëè ëóêó

Íåâåñòà — ïðåêðàñíåå ãóðèé.
Îäåòà â ïàð÷ó è ìåõà,
Îíà íà ðàçîñòëàííîé øêóðå
Ñèäèò, è ãðóñòíà, è òèõà,
Êàê âîäû ðåêè ïåðåä áóðåé.
È äîëãî ëè òóò äî ãðåõà?!

Íèêòî íå ñïàñåò îò ïîçîðà
È, êðåñò ñî ñìèðåíüåì íåñÿ,
Âçãëÿíóëà êíÿæíà áåç óêîðà
Íà äðóãà è âñïûõíóëà âñÿ.
Äîïëûëè äî îìóòà ñêîðî,
È çâîí÷å ðîæîê çàëèëñÿ.

Òóò ìèð îòðàæàåòñÿ ãîðíèé,
 âîäå, ÷òî êàê íåáî ñâåòëà,
À ðå÷êà — íàìíîãî ïðîâîðíåé,
È òàì, ãäå ñêëîíèëàñü âåòëà,
Áóðëèò, íàáåãàÿ íà êîðíè,
Êàê ìàñëî ïîä êðûøêîé êîòëà.

«ß âèæó, òû áóäòî íå ðàäà! —
Ïûòàåò ìóðçà. — Ïî÷åìó?!»
È áëåñê ìèìîëåòíîãî âçãëÿäà
Íà âñå îòâå÷àåò åìó.
Ìóðçó ðàçáèðàåò äîñàäà,
Îí ìîë÷à èäåò íà êîðìó

Íå ñëûøèòñÿ â ðàäîñòíîì ãóëå
Ðîæêà, è áåëà, êàê ðÿäíî
Íåâåñòà ó áîðòà — ê äîáðó ëè?!
Âäðóã, ðàçîì ïîäóìàâ îäíî,
Âëþáëåííûå ðóêè ñîìêíóëè
È êàíóëè êàìíåì íà äíî.

Íàïðàñíî íûðÿëè çà íèìè,
Íàïðàñíî ìåëüêàëè áàãðû
Ïðè ôàêåëüíîì ñâåòå è äûìå
À ëþäè-òî áûëè ìóäðû,
Äàâ ðå÷êå òî æåíñêîå èìÿ,
×òî íîñèò îíà ñ òîé ïîðû!

Íî ìîæíî óñëûøàòü è íûíå,
×òî áóäòî áû òàì, â ãëóáèíå
Êàêîé-òî îñîáåííî ñèíåé,
Ãäå òÿíåòñÿ ðûáà ê áëåñíå,
Êíÿæíà, ïî÷èâàÿ â ïó÷èíå,
Áûâàëî, ìåòàëàñü âî ñíå;

Óñòà ðàçìûêàëà äëÿ âçäîõà,
Ëþáèìîãî òùåòíî çâàëà,
È âîëíû ãóëÿëè À ïëîõî
Íàñòèãíóòûì ãðåáíåì âàëà,
Êîëü êîðì÷èé íå ÷óÿë ïîäâîõà,
È ëåãêàÿ ëîäêà ìàëà!

* * *
Ñîçäàòåëü, ÿâëÿÿñü âî ñëàâå,
Òâîðèò ÷óäåñà áåç ÷èñëà.
Íî ðåäêî ñâåðøàþòñÿ âúÿâå
Ïîáåäû íàä ñèëàìè çëà
Íåëüçÿ óìîë÷àòü î Âàðíàâå,
Êîëü ðå÷ü î Âåòëóãå çàøëà.

 äàëåêîì ïÿòíàäöàòîì âåêå
Çäåñü äåâóøêè áûëè ñòðîéíû,
×èñòû ñóäîõîäíûå ðåêè,
Íî íðàâû, êàê âåòåð, áóéíû:
Ëèøü âäîâû, ñèðîòû, êàëåêè
Óæå íå õîòåëè âîéíû.

Ñëó÷àëîñü íàáåãîâ íåìàëî —
Êî÷åâíèêè áðàëè ñâîå.
Êîëü÷óãó è äàæå çåðöàëî**
Ïðîíçàëè ñòðåëà è êîïüå,
È ïîñëå ÷àñòåíüêî ñêëèêàëî
Ñîáðàòüåâ íà ïèð âîðîíüå.

Äà, çíàþò ëèøü êîñòè ñóõèå,
Êàê æèëè îíè òÿæåëî —
Òå ëþäè, â òå ãîäû ëèõèå,
Êàê áèëèñü, íàìîðùèâ ÷åëî;
È êàê, íåïîäâëàñòíî ñòèõèè,
Äóõîâíîå äðåâî öâåëî.

Ñâÿùåííèê èç Óñòþãà, âäîâûé, —
Äîâîëüíî îí ïîæèë â ìèðó
 ñëóæåíèè âåðå Õðèñòîâîé,
Íåáåñíîé ëþáâè è äîáðó, —
Íà ïîäâèã îòâàæèëñÿ íîâûé
È ñêðûëñÿ â äðåìó÷åì áîðó.

Îí ìåñÿöû øåë, íå íåäåëè,
Âñòðå÷àÿ ìîëèòâîþ äíè.
Ñòîëåòíèå ñîñíû è åëè,
×òî ïðàâèëè òóò èñêîíè,
Êàçàëîñü, ñîâñåì íå ðåäåëè.
È âäðó㠗 ðàññòóïèëèñü îíè.

Ãîñïîäü ïîçàáîòèëñÿ, ÷òîáû
 ïóòè èçáåæàë èåðåé
Ðàâíî ÷åëîâå÷åñêîé çëîáû
È ÿðîñòè äèêèõ çâåðåé
È âûøåë èç òåìíîé ÷àùîáû
Íà áåðåã Âåòëóãè ñêîðåé.

Âíèìàÿ íåçðèìîìó õîðó,
×òî ïåë â àðîìàòíîé òèøè,
Âçîáðàëñÿ îí ââåðõ ïî óãîðó,
Óâèäåë: ìåñòà õîðîøè!
È áûëî íàçíà÷åíî áîðó
Ñòàòü äîìîì âåëèêîé äóøè.

Îòøåëüíèê ïî÷óâñòâîâàë ñêîðî:
Ïðåêðàñíåå ìåñò íå íàéòè
Äëÿ òàéíûõ òðóäîâ è çàòâîðà —
Îäíèõ çâåðîëîâîâ ïóòè
Ïðèâîäÿò ê ãîðå, âêðóã êîòîðîé
Îêðåñòíîñòü áåçëþäíà ïî÷òè.

Âîò, ñëóõ ïîòðåâîæèâ çâåðèíûé
È äàæå çàñòàâèâ áîáðà
Çàáûòü î ïîñòðîéêå ïëîòèíû,
Çàñëûøàëñÿ ñòóê òîïîðà
Äðåâíåå íå ñûùåøü êàðòèíû:
Êàê Ðóñü òà êàðòèíà ñòàðà!

Читайте также:  Виды осетровых рыб в реке волга

Óïàëà ñîñíà, íî êóäà æå
Ñ íåé ñëàäèòü! Îíà òÿæåëà —
Îòøåëüíèê, ïîæàëóé, ÷òî äàæå
Îäèí íå óòàùèò ñòâîëà.
Êîãî ïðèñïîñîáèòü ê ïîêëàæå?
Íè ëîøàäè íåò, íè âîëà!

Íå ëó÷øå ëü ìîëèòüñÿ â ïåùåðå?!
Íî òâåðäóþ âåðó õðàíÿ, —
À êàæäîìó áóäåò ïî âåðå! —
Îí äàðîì íå òðàòèò íè äíÿ
È áðåâíûøêè âîçèò íà çâåðå,
×òî âòðîå ñèëüíåå êîíÿ:

Ìîíàõ îñòîðîæíî, íå ãðóáî,
Ìåäâåäÿ âåäåò ïîä óçäöû!
À ëåñó äîâîëüíî äëÿ ñðóáà.
Î÷èñòèâ åãî îò ãðÿçöû,
Êîðû è íåñòîéêîãî ëóáà,
Îí áûñòðî âîçâîäèò âåíöû.

Ðóáèë ñåáå êåëüþ ïîä ñåíüþ
Çàäóì÷èâûõ ñîñåí òîãäà
Ïî äàííîìó ñâûøå âåëåíüþ
Ñâÿòîé, íå æàëåÿ òðóäà.
Åìó, íå çíàêîìîìó ñ ëåíüþ,
Ñëóæèëè è ëåñ, è âîäà:

Åäâà ïîìîëèëñÿ — çàáèëà
Ïðîçðà÷íàÿ ñòðóéêà êëþ÷à.
Ìîëèòâà — âåëèêàÿ ñèëà,
Êîëü ñêîðî îíà ãîðÿ÷à:
Èñïðàâèòñÿ ÿêî êàäèëî,
Ðàç ñåðäöå ãîðèò, êàê ñâå÷à.

Ëåãêî ëè îò ìèðà ñêðûâàòüñÿ?!
Ïðèïîìíèòå Ïàòåðèêè:
Âñå ñòàðöà óâèäåòü ñòðåìÿòñÿ
Áûâàëî, íà áåðåã ðåêè
ßâëÿëèñü äóõîâíûå ÷àäöà —
È þíîøè, è ñòàðèêè.

Óçíàâ î âàðíàâèíîì äàðå,
Íàâåäàëñÿ â ïóñòûíüêó òó
È ñàì ïðåïîäîáíûé Ìàêàðèé***, —
Èñêàòü áëàãîäàòè â ñêèòó.
Õîòü áûë îí èçâåñòíåé è ñòàðå,
Íî òàê æå öåíèë ïðîñòîòó.

Êàêèì æå âñòðå÷àë èõ Âàðíàâà?
Óêðàøåí áûë ñòàðåö ñåäîé
Ïî âîëå Òâîðöà âåëè÷àâî:
Íå ðÿñîé ïðîñòîé è õóäîé,
À äàðîì êðîò÷àéøåãî íðàâà
È áåëîé êàê ñíåã áîðîäîé.

Ëþáèëè åãî ÷åðåìèñû,
Õîòÿ íå íîñèëè êðåñòà
Êàê ï÷åëû íà çàïàõ ìåëèññû,
Áóêàøêè — ïîä êðîâëþ ëèñòà,
Ìåäâåäè, è âîëêè, è ëèñû
Ñïåøèëè â ñâÿòûå ìåñòà.

Íà ýòîé ïðèáðåæíîé âûñîòêå
Áûëà áû äîáû÷à ëåãêà!
Íî çâåðè êîñèëèñü íà ÷åòêè,
×òî âå÷íî ñæèìàëà ðóêà
Âàðíàâû, è äåëàëèñü êðîòêè
Äà, ñèëà äîáðà âåëèêà!

Î íåáå ðåâíóÿ âî ïðàõå,
Îí ðåê î ãðÿäóùåé ïîðå,
Óìåÿ ðàçâåèâàòü ñòðàõè:
«Óñíó ÿ íà ñìåðòíîì îäðå,
Íî ñêîðî ïîñòðîÿò ìîíàõè
Îáèòåëü íà Êðàñíîé ãîðå.

È ëþäè îáîåãî ïîëà
Ïîñåëÿòñÿ â ýòîì êðàþ,
Óìíîæàòñÿ õðàìû è ñåëà
ß ìíîãàæäû ïîìîùü ìîþ
Èçìó÷åííûì æèçíüþ òÿæåëîé
Ïîäàì, êàê òåïåðü ïîäàþ!»

Íè÷óòü íå çàìåäëèëè ñáûòüñÿ,
È â òî÷íîñòè, ýòè ñëîâà
Èíîé ìàëîâåð óñîìíèòñÿ:
«Äîëæíî áûòü, ïóñòàÿ ìîëâà!»
Íî âåðà â ñâÿòîãî ïðîâèäöà
Ñåãîäíÿ âñå òàê æå æèâà.

* * *
Ðóáèëè îñòðîãè, öåðêîâêè
Ó ðåê, íà îïóøêå ëåñíîé.
Íàñòàâèëè êóçíèö, — áåç êîâêè
Íå æèòü íè òðóäîì, íè âîéíîé.
È çäðàâñòâîâàë ñèëüíûé è ëîâêèé,
Íî áûñòðî êîí÷àëñÿ áîëüíîé

Ïîðà áû ðàçäåëàòüñÿ ñ ÷óøüþ!
Íå ñ êðèêàìè: «Ðåæü è êîëè!»,
À ñ ïåñíåé ïîä äóäêó ïàñòóøüþ
Ñþäà ïîñåëåíöû ïðèøëè,
Ðàññûïàâ ïðåä ñóìðà÷íîé ãëóøüþ
Ñîêðîâèùà ðóññêîé çåìëè.

Íå ïóøêè, íå ñàáåëü óäàðû,
À ñèëà Êðåùåíñêîé âîäû
Ðàçáèëà øàìàíñêèå ÷àðû,
È äâèíóëèñü ñ ïåíüåì õîäû
Íî ñ þãà ãðîçèëè òàòàðû,
Òîñêóÿ ïî ñëàâå Îðäû;

Íå ðàç óñòðåìëÿëèñü çà äàíüþ,
Ëèõèå íàáåãè òâîðÿ.
Íî áëèçèëñÿ ÷àñ íàêàçàíüþ,
È ðóññêàÿ âñòàëà çàðÿ
Íàä íåêîãäà ìîùíîé Êàçàíüþ
Ïî âîëå íåáåñ è öàðÿ.

Ñ âåðøèòåëÿ ñòðàøíûõ äåÿíèé
Íåãîæå ïèñàòü îáðàçà,
Íî èìåííî ïðè Èîàííå
Ïðîøëà âåêîâàÿ ãðîçà,
È ñ Ðóñüþ ñðîäíèëèñü äâîðÿíå,
×üè ïðåäêè — áàñêàê è ìóðçà.

Õî÷ó ëè êîãî-òî ìàðàòü ÿ?!
Íåäàðîì òàòàðû, ìîðäâà
È ðóññêèå ñòàëè êàê áðàòüÿ,
È çàæèëè äðóæíî åäâà,
Ñâÿçàëà èõ ñèëà Ðàñïÿòüÿ.
Ìû âìåñòå íå âåê è íå äâà!

Çàáûòû íàáåãè, ïîáîðû
È ãîëîñ âçàèìíîé âðàæäû,
Íî íàøè ñåìåéíûå ñïîðû,
×òî çëîáû ïîä÷àñ íå ÷óæäû
Êîíåö îæèäàåò íåñêîðûé
Èõ òðîãàòü — íå âèæó íóæäû

Åäâà ëü îòñèäèøüñÿ â äîìó òû,
Êîëü â ñàìîå ñåðäöå ñòðàíû
Íàïóñòÿò âðàãîâ áàëàìóòû!
Íèêåì â òå êðàÿ íå çâàíû,
 ãîäà ïðîäîëæèòåëüíîé ñìóòû
Äîøëè äî Âåòëóãè «ïàíû»****.

È ñ âîðîãîì íå áûëî ñëàäó,
Îäíàêî è îí áàòîãà
Îòâåäàë, ïîïàâøè â çàñàäó
Òóò ìíîãèì áûëà äîðîãà
Ëåãåíäà: ïðèáëèçèòüñÿ ê êëàäó
Ïîìîæåò ïàíîâà íîãà.

Ïîëâåêà íåïðî÷íîãî ìèðà
È — ñ Âîëãè, ïîñàäû ãðîìÿ,
ßâèëñÿ ãîðÿ÷èé çàäèðà
È ïëàìÿ ðåâåëî ðåâìÿ,
È õèùíî ñâåðêàëà ñåêèðà,
Ëþäåé ïîâåðãàÿ ïëàøìÿ.

Èäåò îí Âåòëóæñêîé ñòîðîíêîé,
È, ñàæåíåé, âåðíî, íà ñòî
Ëåñà îãëàøàþòñÿ çâîíêîé
Ðàçáîéíè÷üåé ïåñíåé Ïðî òî,
Êòî Ëÿëåé***** åãî, êàê ðåáåíêà,
Ïðîçâàë, — íå ðàññêàæåò íèêòî

Áåñõèòðîñòíà ïåñíÿ áåëóæüÿ,
Æèâîòíàÿ ÿðîñòü òóïà.
Ñïàñèòåëüíû ñàáëè è ðóæüÿ,
Êîãäà íå ïðèêðîåøü ïóïà:
Ïî âñåì óãîëêàì Ïîâåòëóæüÿ
Áåæàëà â ëåñà ãîëüòåïà.

 áàãðÿíîì ìåðöàíüå ïîæàðà
Ïðè òðåñêå îãíÿ è ïàëüáû
Ñâåðøàåòñÿ ñòðàøíàÿ êàðà:
Äâîðÿí âîëîêóò íà ñòîëáû.
Âçëåòàþò è ïàäàþò ÿðî
Êëèíêè, — áåñïîëåçíû ìîëüáû!

È — ì÷àòñÿ, ñëåäû çàìåòàÿ,
Ñâèñòÿò, èçðûãàþò ðóãíþ.
Ïîïàëàñü îáèòåëü ñâÿòàÿ —
È ïðåäàëè öåðêâè îãíþ.
Ñîâñåì ñàðàí÷îâàÿ ñòàÿ,
×òî ãóáèò õëåáà íà êîðíþ!

Äèâÿòñÿ êðèêëèâûå ÷àéêè,
Êàê ïåñòðîé è øóìíîé ãóðüáîé
Ðàçáîéíèêè ëÿëèíîé øàéêè
Äóâàíÿò äóâàí ìåæ ñîáîé,
È âñÿê ãîâîðèò áåç óòàéêè
Ïðî èì ñîâåðøåííûé ðàçáîé.

Âîò, çóáû êîðÿâûå ñêàëÿ,
Áîãàòûé êàôòàí è ïîðòû
Ñèÿþùèé ìåðÿåò Ëÿëÿ.
Äîâîëüíî îñêëàáèëèñü ðòû:
Åñòü ïëåííèöû, êàæäàÿ — êðàëÿ,
È æèðíîé ñêîòèíû ãóðòû

È ñòàðîñòü íå çíàåò ïðèëè÷èé,
Êîëü áåñ óäàðÿåò â ðåáðî:
Ñòàðèê ïîòÿíóëñÿ ê äîáû÷å
È õî÷åò ñãðåñòè ñåðåáðî.
Íî ïîìíÿò ñòàðèííûé îáû÷àé
È ïîðîâíó äåëÿò äîáðî.

Áðàíÿòñÿ óãðþìûå ïàðíè:
×òî íóæäû â òàêîì äåëåæå?!
È òîò, êòî íàãëåé è êîâàðíåé,
Ñõâàòèëñÿ çà íîæ, íî óæå
Ñêðóòèëè èõ: «×àé, íå íà ïñàðíå!»
Ïðèøëîñü ïîçàáûòü î íîæå.

Ïîêàìåñò, èçðÿäíî ïîòåÿ,
Ëåæàë àòàìàí íà ïîëêó,
Ïîõîä íà Âåòëóãó çàòåÿ,
Êðè÷àë âîåâîäà ïîëêó:
«Ðåáÿòà, èçëîâèì çëîäåÿ —
ß â ñòóïå åãî èñòîëêó!»

Íàïîëíåíû âñå áåðåíäåéêè******,
Íàòî÷åíû ñàáëè, äàáû
Íèêòî íå óøåë îò çëîäåéêè —
Ñâîåé íåïðåêëîííîé ñóäüáû:
Êîìó-òî, ñ÷èòàÿ êîïåéêè,
Ïðèäåòñÿ ãîòîâèòü ãðîáû

Ïðè âèäå øàãàþùåé ðàòè,
Îò÷àÿííîé çëîáîé äûøà,
Ðàññåÿëèñü ïî ëåñó òàòè
Ñìåðòåëüíûé óäàð áåðäûøà
Íàñòèã àòàìàíà íà ãàòè,
Èäóùåé ñêâîçü ñòðîé êàìûøà.

Íåñòðîéíî ãðåìåëè ïèùàëè,
Îáà÷å ïðåñòðàøíî âåëüìè,
È â çàðîñëÿõ ñíûòè, õâîùà ëè,
Ëîæèëàñü âàòàãà êîñòüìè.
 çàñòåíêàõ ñóñòàâû òðåùàëè,
Õîëîïîâ ïîðîëè ïëåòüìè.

Èçâåñòíî ïðî Ëÿëèíû ãîðû,
×òî êëàä íåñêàçàííî áîëüøîé
Çàðûëè òàì äåðçêèå âîðû.
Ñëó÷àëîñü, è âïðàâäó, ïîðîé
Îðàòàé ëåíèâûé èëü ñïîðûé
Âûïàõèâàë âäðóã çîëîòîé

* * *
Îäíè ñîáèðàëèñü íà ïüÿíêè —
Îá ýòîì ìîë÷àòü íå ìîãó! —
Ïîä õîõîò è ñòîíû òàëüÿíêè.
Äðóãèå — õîäèëè â òàéãó
È, â ÷àùå ðàñ÷èñòèâ äåëÿíêè,
Òðóäèëèñü ïî ïîÿñ â ñíåãó.

Êîãäà îáíàæàëèñü ïîëÿíû,
Êîãäà ðàñïóñêàëèñü öâåòû,
 íèçîâüÿ ñïëàâëÿëè áåëÿíû*******,
Îãðîìíûå, ñëîâíî êèòû.
Ñåëî, íåñìîòðÿ íà èçúÿíû,
Íå çíàëî òîãäà íèùåòû.

Ïóòÿìè ïðîâåðåííûõ ëîöèé
Òóäà ïðèâîäèëè áàðæè,
Ãäå íûíå ïåñîê è áîëîòöå.
Õâàòàëî äëÿ êàæäîãî ðæè.
Íè ðóññêèå, íè èíîðîäöû
Íå âåðèëè ïàãóáíîé ëæè

Î òîì, óãðîæàÿ óòðàòîé,
Ïîþò ïðîâîäà íà âåòðó,
×òî âåê íàñòóïàåò äâàäöàòûé,
È, — ñëåçû óêðàäêîé óòðó, —
×òî áðàò îïîë÷èòñÿ íà áðàòà
È äàæå — ñåñòðà íà ñåñòðó.

Óæàñíîå âðåìÿ íàñòàëî:
Óâå÷èëè òåñòÿ çÿòüÿ.
Çàáûëè ïðî ìÿñî è ñàëî,
Íî ÷àñòî âàðèëàñü êóòüÿ,
È äóìàëè ëþäè óñòàëî,
×òî âîâñå íå ñòàëî æèòüÿ.

Íî íå áûëî çëîáå ïðåäåëà,
Èç äóø èñ÷åçàëî òåïëî
Ñðàæàÿñü çà áåëîå äåëî,
Íåìàëî áîéöîâ ïîëåãëî,
È êðàñíîå âîéñêî ðåäåëî.
Ñî÷òóò ëè ïîãèáøèõ ÷èñëî?!

Èñòîðèè ÿ íå èñïðàâëþ
Ïóñêàé æå ïàðòèéíûé õàíæà
Ïðîäîëæèò ïîñìåðòíóþ òðàâëþ
Òîãî, êòî äåðæàâå ñëóæà,
Íàçíà÷èë òîãäà ßðîñëàâëþ
Ãîðåòü íà êîñòðå ìÿòåæà.

Íå ñíÿëè ñ èçìó÷åííîé êëÿ÷è
Ìÿòåæíèêè áðåìÿ ÿðìà.
Ïîâåðæåííûõ â ñõâàòêå ãîðÿ÷åé
Íàäîëãî áû ñêðûëà òþðüìà,
Êîãäà á ó ïèòîìöåâ óäà÷è
Öåíèëèñü ñâèíåö è ñóðüìà

Ãðîõî÷åò âîâñþ êàíîíàäà,
È íåò íè îáðåçêà áèíòà.
Ïîëêîâíèêà******** ñ ÷àñòüþ îòðÿäà,
Äîëæíî áûòü, îäíà òåìíîòà
Ñïàñëà îò ñâèíöîâîãî ãðàäà.
Ðàñïðàâà áûëà áû êðóòà!

Çàäóìàëñÿ îí íåíàäîëãî
È êðóòèò êëî÷îê áîðîäû.
Âåëåíèå ÷åñòè è äîëãà —
Äëÿ íîâîé êðîâàâîé ñòðàäû
Óñèëèòü, ïðîéäÿ ïî-íàä Âîëãîé,
Ñàìàðñêèõ ïîâñòàíöåâ ðÿäû

Äûìêîì ïîòÿíóëî ñ îâèíà,
Ëèøü òîëüêî óáðàëè õëåáà.
Êàòÿñü çà îòðÿäîì ëàâèíîé,
Âîññòàâøèõ ãíàëà ãîëûòüáà,
Èç íèõ ðàçáðåëàñü ïîëîâèíà.
Ìåæ òåì íà÷àëàñü ìîëîòüáà.

«Ãäå âîëÿ ê áîðüáå íàñòîÿùåé?!
Äåðåâíÿ õèòðà è óìíà » —
Òàê äóìàë ïîëêîâíèê, è â ÷àùå,
Ãäå ïðÿòàëñÿ îí äîòåìíà
Ïëûë çâîí ïåðåêëè÷êè çâåíÿùåé
Öåïîâ, äîëåòàÿ ñ ãóìíà.

Êîãäà æå çàðÿ äîãîðàëà,
Ïî-ïðåæíåìó áûë íà÷åêó.
Ïîòîì, çà ãîðàìè Óðàëà,
Óæå ïîñëóæèâ Êîë÷àêó,
Ïðîéäåò îí ïóòåì Àäìèðàëà,
È âíîâü íå îáìàíåò «×åêó».

Îïðÿòíûé è ñûòûé âíà÷àëå,
Õóäåë îí, ñïàäàÿ ñ ëèöà.
Îäíàæäû ïî÷òè ÷òî ïîéìàëè
×åêèñòû â ëåñó áåãëåöà,
È ê þãó, â ïîâîëæñêèå äàëè,
Îí ÷óäîì óøåë èç êîëüöà.

Êëÿëèñü, îò äîñàäû çâåðåÿ,
Åãî ðàçîðâàòü íà êóñêè.
Ëèøèòüñÿ òàêîãî òðîôåÿ!
Âåäü áûëè íàãðàäû áëèçêè
Çàíûëà çàðàíåå øåÿ,
È âçâûëè îíè îò òîñêè.

* * *
Ñèëüíû ìû, êàçàëîñü ñíà÷àëà,
Íî ðóññêàÿ äîëþøêà çëà!
Ñî ñêðèïîì è ëÿçãîì ìåòàëëà
Íåìåöêàÿ ðàòü äîïîëçëà
Äî Âîëãè, è, âûäîõøèñü, âñòàëà:
Ôåëüäìàðøàë íå ñòîèë æåçëà.

Ñþäà íå ïóñòèëè âðàæèíó.
 ïîëÿõ íå ïûëàëè ñòîãà,
È òîëïû ëþäåé, êàê ñêîòèíó,
Íå ãíàëè â áåðëîãó âðàãà.
È ñêîðî òåâòîíîâ ê Áåðëèíó
Îòáðîñèë óäàð ñàïîãà

Óìîëêëè âîåííûå ãðîçû,
Ïîâñþäó öàðèò òèøèíà.
Ðàâíî è â æàðó, è â ìîðîçû
Äåðåâíÿ âñåãî ëèøåíà.
Åäâà ïðîçÿáàþò êîëõîçû,
Íåò õëåáà, íè òî ÷òî ïøåíà!

Öåíîé íåïîìåðíûõ óñèëèé —
Óæå íå îñòàëîñü ñêîòà,
È æåíùèíû ïëóãè òàùèëè! —
Ïðèêðûòà áûëà íàãîòà.
Çà ãîðñòêó ïîäîáðàííîé ãíèëè
Íåñ÷àñòíûõ æäàëà Âîðêóòà.

Íàðîä îáðàòèëè â çîëó áû
Áàðà÷íîãî àäà êðóãè,
Íî áûëè íóæíû ëåñîðóáû
Áåññ÷åòíûå æåðòâû öèíãè
Òåðÿëè ïîñëåäíèå çóáû
È ãèáëè ïîä õîõîò ïóðãè.

Ïîðîé çà ïðîñòóïîê íè÷òîæíûé,
Íî ÷àñòî è âîâñå çàçðÿ,
Áåçâðåìåííî â ÷àùå òàåæíîé
Ãóáèëè ëþäåé ëàãåðÿ
Ïî ïðèõîòè âëàñòè áåçáîæíîé
ßçû÷íèêà è ìûòàðÿ!

ß âèäåë òåõ âûøåê îñòàòêè,
Ãäå ïðåæäå ñòîÿë ÷àñîâîé,
È êðåñò ïî÷åðíåëûé è øàòêèé
Íà õîëìèêå, ñêðûòîì òðàâîé.
Õîòåëîñü áåæàòü áåç îãëÿäêè,
Ïîêà íå âåðíóëñÿ êîíâîé

Ïîýìà ïî÷òè ÷òî äî ñîòîé,
Ñòðîôû, ìåæäó òåì, äîáðåëà.
Íå ñòàíó õâàëèòüñÿ ðàáîòîé:
Êàê öåðêîâü ãëóõîãî ñåëà,
Íå áëåùåò îíà ïîçîëîòîé…
Íî âñå-òàêè ñåðäöó ìèëà.

Êàê âîèíû, çâîíêèå ñëîãè,
Èäóò, ñîõðàíèâ äî êîíöà,
Ïîðÿäîê íåçûáëåìî-ñòðîãèé.
È íàïðî÷ü çàáûòà ëåíöà:
Íèêòî íå ïûòàëñÿ â äîðîãå
Âçäðåìíóòü íà îõàïêå ñåíöà.

È ðèôìû áîäðÿòñÿ. Áåäíÿæêè,
Ó ìíîãèõ îíè íå â ÷åñòè
Ïî ìíå æå, ïîýçèÿ — øàøêè;
Ïðèÿòíî ïîäðÿä ïî øåñòè
Ñâåðêàþùèì êëåòêàì êîñòÿøêè,
Èãðàþ÷è, â äàìêè âåñòè!

* Î íåé ïîâåñòâóåò ñòàðèííàÿ ëåãåíäà.
** Çåðöàëî (çäåñü) — ðîä áîãàòîãî äîñïåõà.
*** Ñâ. ïðåïîäîáíûé Ìàêàðèé Æåëòîâîäñêèé, Óíæåíñêèé († 1444).
**** Ñîãëàñíî ëåãåíäå, ýòè ïàíû, «íå íàøåé âåðû ëþäè», áûëè õîðîøî îðãàíèçîâàíû è âîîðóæåíû. Î÷åâèäíî, ýòî áûëè ÷àñòè ðåãóëÿðíûõ ïîëüñêèõ âîéñê, êîòîðûå â ïåðèîä Ñìóòíîãî âðåìåíè íåîäíîêðàòíî ïðåäïðèíèìàëè ïîïûòêè ïðîäâèíóòüñÿ â Çàâîëæüå. Èñòîðèêè óòâåðæäàþò, ÷òî èõ îñòàòî÷íûå ãðóïïû ïðîäîëæàëè îïåðèðîâàòü â ñåâåðî-âîñòî÷íîé Ðîññèè íà ïðîòÿæåíèè íåñêîëüêèõ ëåò. Ëåãåíäà, îäíàêî, íå óïîìèíàåò î âðåìåíè èõ ïîÿâëåíèÿ â ëåñàõ Ïîâåòëóæüÿ.
***** Ïîëàãàþò, ÷òî ëåãåíäàðíûé Ëÿëÿ, êîòîðîãî â íåäàâíåå âðåìÿ âîñïåë Í. Ðóáöîâ, — îäèí èç àòàìàíîâ Ñòåíüêè Ðàçèíà. Ðàçèíöû, äåéñòâèòåëüíî, ïðèøëè â Ïîâåòëóæüå â êîíöå 1670 ã. Çäåñü îíè, óñïåâ ñîâåðøèòü íåñêîëüêî íàáåãîâ íà ñåëà è ðàçîðèâ Òðîèöêî-Âàðíàâèíñêèé ìîíàñòûðü, áûëè ðàçáèòû öàðñêèìè âîéñêàìè, à ãëàâàðü èõ, Èëüÿ Äîëãîïîëî⠗ êàçíåí.
****** Áåðåíäåéêîé íàçûâàëàñü äåðåâÿííàÿ òðóáêà, ñîäåðæàùàÿ ïîðîõ è ïóëþ äëÿ îäíîãî âûñòðåëà.
******* Áåëÿíà — ñòàðèííîå ðå÷íîå ñóäíî ãðóçîïîäúåìíîñòüþ äî òðåõñîò òûñÿ÷ ïóäîâ, ïðåäíàçíà÷åííîå äëÿ ïåðåâîçêè ëåñà.
******** Ïîëêîâíèê À. Ï. Ïåðõóðîâ (1876 — 1922), îäèí èç îðãàíèçàòîðîâ ÿðîñëàâñêîãî âîññòàíèÿ (èþëü 1918 ã.)  êîíöå ëåòà, ïî ïóòè èç ßðîñëàâëÿ â Êàçàíü, îí íåêîòîðîå âðåìÿ ñêðûâàëñÿ â îêðåñòíîñòÿõ ã. Âàðíàâèíà íà Âåòëóãå.  ýòèõ ìåñòàõ âåòëóæñêèå áåðåãà äî ñèõ ïîð ïîêðûòû ãóñòûì ëåñîì.

Источник

Новости

Дню Российского Кино посвящается.

Дорогие друзья! С 20 века в Воскресенском районе снимался не один художественный фильм. В их числе — краеведческий короткометражный фильм «Дорога на град Китеж», снятый в 1967 году, «За Ветлугой-рекой» 1986 года, «Живи и помни» 2008 года.
На протяжении 2016 года Воскресенский краеведческий музей занимался поисками более подробных сведений о съемках этих фильмов в Воскресенском районе. В ближайшие дни мы поделимся с вами результатами наших поисков.

Начнем с более современного фильма — «Живи и помни», материал о котором взят из публикаций районной газеты «Воскресенская жизнь» и интернет простора (интервью с актерами, воспоминания съемочной группы). Фотографии любезно предоставила редакция газеты «Воскресенская жизнь».

Картина «Живи и помни» — экранизация одноименной повести Валентина Распутина режиссером Александром Прошкиным. Действие разворачивается в глухой сибирской тайге в самом конце Великой Отечественной. Здесь прячется от людей, бежавший из госпиталя домой, главный герой картины.

Читайте также:  Карта глубин река митинка астраханской области

Съемки фильма проходили в основном в Нижегородской области: Воскресенском и Краснобаковском районах. В повести Распутина действие происходит в Приангарье. Роль реки Ангары в фильме сыграла нижегородская Ветлуга — один из крупнейших притоков Волги.
Троицкое, Изъянка, Красный Яр, Лысицы, Афанасиха, Большое Поле — на их базе был создан образ деревни Атамановки из книги Валентина Распутина.
Для местных жителей приезд «московских киношников» — большое событие. Встречали их гостеприимно, и конечно отзывчиво помогли в подготовке к съемкам: кто-то из умельцев вызвался строить лестницу, ведущую от высокого обрыва к реке, кто-то шил занавески для деревенских домов, кто-то предложил старинную мебель и вещи.

Съемочная группа рассказывала, как не просто было найти актеров для массовки, ведь у деревенских жителей свои хлопоты, да и молодежи сегодня все меньше проживает в глухих заветлужских местах. А кто-то попросту смущался появляться в кадре. В селе Красный Яр «киношники» устроили настоящие кинопробы: в сельсовет пришла толпа народу, всех фотографировали, а потом выбирали для съёмок в массовке…

Местной жительнице, Татьяне Бодёхиной, удалось даже сыграть небольшую роль солдатской вдовы. В эпизоде она должна была спускаться с горки к реке с корзиной белья в руках. А навстречу ей идет главная героиня, бросившая своё бельё возле проруби.
— Мне сказали: «Взгляд такой сделай — мол, что она, глупая, что ли, бельё-то бросила?», — рассказала мне Татьяна Васильевна.
— Ну, я и глядела на Дарью Мороз, как на сумасшедшую…
В своём селе Татьяна Васильевна теперь — героиня. К ней ездили журналисты, ей по-хорошему завидовали односельчанки…

Съемочный период длился 35 дней, с 28 февраля 2007 года. Местные журналисты газеты «Воскресенская жизнь» стали очевидцами этих событий.

Первые кадры фильма раскрывают перед зрителями зарисовку деревенской жизни. Морозное зимнее утро, мальчишка в тулупчике, притулившись на льду Ветлуги, на нехитрые снасти, ловит рыбу. Мальчика Родьку, сына одной из героинь, отлично съиграл Дима Токарев, на тот момент, ученик 4-го класса Глуховской средней школы. Вот он удит у проруби, а вот он уже в момент взбирается по высокому обрывистому берегу, надеясь скрыться от нагоняя матери.

Роль главной героини Насти исполнила известная актриса Дарья Мороз, рекомендованная самим Валентином Распутиным. Также в фильме среди других актеров, снимался Сергей Маковецкий. То, что он родом из деревни, очень помогло в процессе игры. Говорят, что он играл так, будто бы и не уезжал из деревни вовсе.

После выхода фильма в прокат, участники съемок, режиссеры и операторы в своих интервью делились воспоминаниями, раскрывали нюансы, связанные со съемками.
Например, что снег не везде лежал настоящий, кое-где сверху присыпался пенопласт, «подновляя» посеревшие весенние сугробы. Что здесь же, среди «леса», поставили перевезенный подгнивший дом, в котором восстановили две комнаты и сени в качестве зимовья, в котором скрывался главный герой фильма Андрей.
Кстати морозный узор на окнах зимовья тоже местами не настоящий. Съемочная группа настоятельно рекомендовала рядом с окнами не находиться – можно испачкаться.

Волчицу Геру, которую держал у себя главный герой, на съемки привезли из Подмосковья. Ночевать ее оставляли в отдельной комнате дома отдыха, предварительно убрав всю мебель. Вообще, Гера настоящая звезда, фильм «Живи и помни» — уже третий, где ее снимали. Будучи волчонком ее, как ненужную игрушку, обитатели Рублевки сдали в питомник, хозяйка которого сотрудничает с «Мосфильмом». Волчица оказалась совсем не злой, и вместо сцены, где она должна была ощетиниться, зарычать на своего хозяина, она бежала к нему ластиться и играть. Александр Прошкин тогда пошутил: «Хватит хомячков снимать». Все же, сложность съемок, общая усталость, подействовала на Геру так, что в итоге сцена «озлобления» животного на главного героя была успешно исполнена.
На Ветлуге удалось заснять ледоход, что, по мнению режиссёра, уже давно не получалось сделать в российском кинематографе.

Экранизация повести «Живи и помни» принесла режиссеру Александру Прошкину признание и награды:
2008 год — фестиваль «Кинотавр» — приз за лучшую режиссуру
2009 год — Премия «Ника»
премия за лучшую женскую роль (Дарья Мороз)
премия за лучшую женскую роль второго плана (Анна Михалкова)

В продолжение темы, посвященной Дню Российского кино.

Художественный фильм «За рекой Ветлугой», был снят в 1986 году в селе Глухово Воскресенского района. Не много информации было найдено об этом фильме. Вот как охарактеризовал его один из местных жителей: «Это кино про настоящую жизнь. Не ушедшую, не про «ту, которая была». Но — уходящую. Здесь у нас, за Ветлугой-рекой, и до сих пор так живут, в простоте и открытости. Можно сказать — «в лаптях ходят». «.

Лирическая деревенская драма по пьесе Радия Кушнеровича «Вдовий дом» о тихой жизни женской семьи (вдовы и маленькая девочка), спокойствие которых нарушает нагрянувший для поиска вдохновения и темы для своего номера руководитель художественного ансамбля с коллегами. Он услышал строчку из неизвестной песни и приложил немалые усилия, чтобы выяснить её текст. Так состоялась его встреча с Леной, которая и была автором песни. А поводом к сочинению песни служат реальные события в ее жизни, связанные с влюбленностью в одного из приезжих мужчин. Их отношения развиваются — и вместе с тем каждая новая строчка буквально вторит им.

Любопытно, что актриса Янина Лисовская двумя годами ранее снялась в фильме «Любовь и голуби» в роли той самой Людки, у которой по каким-то причинам не сложилась любовь с городским. В этой картине зритель будто бы узнает, почему именно.

Есть информация, что автор сценария Радий Кушнерович работал в Благовещенской школе. Поиски очевидцев, кто мог бы рассказать, как проходили съемки фильма, возможных фотографий и участников массовки продолжаются. Сотрудники Воскресенского краеведческого музея будут рады откликам и воспоминаниям!

В завершение историй о съемках фильмов в Воскресенском районе:

Художественная короткометражная лента 1967 года «Дорога на град Китеж» подготовленная Горьковской студией телевидения. Горьковчане – режиссер Игорь Кузнецов и автор сценария Юрий Андрианов сумели не только запечатлеть на кадрах Воскресенский район, но и фактически экранизировать стихотворные строчки Юрия Андрианова:

… У села Владимирского озимь
И поселок вьется по меже.
Я приду и думаю об озере
О прозрачном древнем мираже.
Есть презренье гордого молчанья,
Как сожженье в огненном скиту
Или схватка, полная отчаяния,
Конь с убитым рвется в темноту.
Жизнь всегда приводит к столкновенью,
К этой схватке зла и доброты.
Две пути-дороги, два решения,
Две судьбины выбираешь ты:
Может быть, уйти, как стены Китежа,
В озеро и запахи смолы…

«Исторические кадры, снятые на территории Воскресенского района о его легендах и истории — уникальны! На 05:03 три секунды показывается Успенская церковь в селе Успенском Воскресенского района Нижегородской области, которая до недавнего времени находилась в очень плачевном состоянии. Глава и барабан церкви были разрушены в 90-х годах. Позже перед реставраторами стояла задача полностью воссоздать первоначальный облик церкви на 1856 год, но графические документы, натурные обследования и фотографии с фрагментами храма не давали полного представления об утраченной главе и барабане. Реставраторы шли по «тупиковому пути». И вот однажды, один из авторов проекта включил телевизор и. О, чудо! На кадрах мелькнул тот самый храм с нетронутым завершением. Вот это удача! Дальше уже дело техники. Таким образом, авторы фильма, сами того не ведая, помогли реставраторам в воссоздании утраченного фрагмента церкви. И конечно же бесценна помощь человека, сохранившего этот уникальный фильм и показавшего его по ТВ. Это нижегородец, сценарист и кинорежиссёр Юрий Беспалов» (комментарий к фильму принадлежит автору канала на youtube ZODCHINSKY).

Предвосхищая вопросы о том, как же получилось, что нижегородский поэт, краевед, заслуженный работник культуры Юрий Андреевич Андрианов и вдруг автор сценария к фильму «Дорога на Град Китеж» проведем небольшое отступление.

Дело в том, что значительным событием в судьбе и творчестве Ю.А. Адрианова стали пять лет посвященных работе на Горьковском государственном телевидении, куда он был принят в молодежную редакцию в июне 1962 года, сразу после окончания университета. Адрианов готовил передачи на разные темы, но, прежде всего, его привлекало краеведение. Он был автором циклов «Горсть родной земли», «Нижегородская отчина», сценариев фильмов «Дорога на град Китеж», «200 километров России» и других, пьесы для телевизионного спектакля «Декабрьская метель» о нижегородцах-декабристах. Со съемочными группами Адрианов проехал тысячи километров по родной нижегородской земле, и встречи в пути с природой и людьми питали его и новыми знаниями, и новыми сюжетами для стихов и прозы.

Черно-белые кадры фильма буквально пронизаны музыкой из оперы Н. А. Римского-Корсакова «Сказание о невидимом граде Китеже», как нельзя ярче оттеняющей древние легенды.

Заключительная часть фильма, посвящена заволжским малым рекам, Ветлуге, как живым участникам и свидетелям древних сказаний. И лучше не могла быть озвучена эта тема как знакомой и любимой песней многих, сложенная на стихи Андрианова «На реке Ветлуге».

Есть забавная история о том, как была написана эта его первая песня. На телевидении, где работал Адрианов, делали программу про Ветлужский район. Композитор Анатолий Бурдов пришёл на студию с готовой мелодией, а редактор забыл текст. Разразился скандал. И тут предложили: мы Юрку запрём в комнате, телефон отключим, через час и песня будет готова. Так и вышло. Песня «На реке Ветлуге» впоследствии заняла 1-ое место на конкурсе на Всесоюзном радио.

В заключении темы Дня Российского Кино, хотелось бы отметить, что у нас есть повод для гордости о том, что Нижегородская область и наш район стали причастными к этим фильмам, а их съемки навсегда вошли в историю событий Воскресенского края.

Подготовлено по материалам СМИ и интернет-сайтов.

История Воскресенского края полна легенд и преданий, событий далекой старины и настоящего времени. Воскресенский краеведческий музей всегда готов поделится информацией о районе, всегда в поиске новых тем, и поиске дополнений к старым, когда хорошо известная обыденность, вдруг имеет возможность открыться перед вами и привлечь новизной. Наш музей всегда рад помощи и сотрудничеству. Если у вас есть, чем поделиться, что рассказать, дополнить, показать — любую информацию мы только приветствуем!

с фотографиями и видеозаписями можно в нашей группе в контакте.

Источник



На реке Ветлуге

На реке Ветлуге,
Дом стоял покошенный,
Как-то на досуге
Гость пришел непрошенный.
Из лесу, вестимо,
На худых ножонках,
Глаша – Серафиму:
-Приюти лосенка,
Видно, заблудился,
Может, мать убили,
Вон в лесу по утру
Из ружья палили.
Так пришелся к дому
Неказистый гость,
Ставить для загона
Изгородь пришлось.
Очень были рады
Старики теленку,
По утрам с ограды
Шел старик с лосенком.
Подрастал он быстро,
Поедая сладость,
Свеклу и капусту,
Старикам на радость…

Не завидна доля
Без детей прожить,
Был сыночек Коля,
Да ушел служить.
Так сложилось в жизни,
Что его не стало,
Сколько на войне их,
Без вести пропало.
Выплакали слезы
Матерей глаза,
Растворилась в прозе,
Эта полоса.
Серебро всех звуков,
С детским смехом впитывай,
Им бы нянчить внуков-
Ан, лося воспитывай…
..На дворе у хаты,
В солнце и в ненастье,
Рос телок сохатый
Старикам на счастье!

И не то бывает на реке Ветлуге,
песню я напела там своей подруге.

За сонною речкой сл.Воронина Нина муз.Анисимов Виктор исп. Старичихина Нина
http://cloud.mail.ru/public/8dFj/VBhcWn3kh

Ветлуга сл Воронина Нина муз Анисимов Виктор исп Старичихина Нина.
http://cloud.mail.ru/public/CxBy/Q8kXfpfyd

Творческого вдохновения Сергей!

С уважением Нина.

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

© Все права принадлежат авторам, 2000-2021. Портал работает под эгидой Российского союза писателей. 18+

Источник

Adblock
detector