Меню

Загрязнение бассейна реки урал

Багровые реки. Какие водные артерии Урала являются самыми «грязными»

Росгидромет представил обзор, в котором составлен рейтинг самых грязных водных артерий в Уральском федеральном округе. В списке оказались известные водоемы уральских регионов с содержанием различных химических элементов. Какие реки и озера признаны экспертами Росгидромета несостоятельными и что говорят по этому поводу экологи – в рейтинге-обзоре «ФедералПресс».

В обзор Росгидромета попали все уральские регионы, а Уральский федеральный округ в целом был охарактеризован с высоким уровнем загрязненности поверхностных вод. Особое внимание по загрязненности рек получили три региона – Курганская область, Ямало-Ненецкий автономный округ и Ханты-Мансийский автономный округ: 93 % водных объектов здесь оцениваются как грязные. Затем следует Тюменская область с 78 %, после чего идет Свердловская (69 %) и Челябинская области (53 %). Рассмотрим регионы чуть ближе.

Челябинская область (53 %)

В Челябинской области одним из самых грязных водоемов оказалась река Миасс, которая, к слову, протекает по центру столицы региона, а также питает Аргазинское водохранилище. В Миассе специалисты обнаружили соединения марганца, меди, цинка, органических веществ и нефтепродуктов. Известно, что очистка реки ведется постепенно, так как это требует огромных финансовых вложений. Еще один проблемный участок – река Ай. В ней тоже наблюдается достаточно вредных веществ. Но сейчас идет расчистка пруда на ней.

«Для исправления ситуации мы используем наполнение водоемов, замещаем загрязненную воду чистой. Причина загрязнения заключается прежде всего в накопленном ущербе, в том числе от промышленных предприятий, который формировался по 50-100 лет», — комментирует ситуацию заместитель министра экологии Челябинской области Виталий Безруков.

Надо сказать, что недавно в Челябинской области завершили строительство обводного канала вокруг города Карабаша, по которому пустили русло реки Сак-Элга. Она как раз сообщается через другие озера с Аргазинским и Шершневским водохранилищами – питьевыми источниками. Также сдан Долгобродский канал, который в случае необходимости обеспечит Челябинск водой из Уфы.

Свердловская область (69 %)

69 % водоемов в Свердловской области являются грязными, а 5 % – и вовсе признаны экстремально грязными. К последним относится река Исеть, на которой стоит Екатеринбург, и река Пышма в районе Березовского. Высок и уровень загрязнения реки Чусовой, куда попадают отходы из Первоуральска. В 2019 году в регионе было зафиксировано 15 случаев экстремально высокого загрязнения (ЭВЗ) водоемов, семь из них были связаны с попаданием соединений мышьяка в ту же Пышму. В течение многих лет Средний Урал остается федеральным лидером по количеству случаев ЭВЗ, опережая даже Подмосковье.

Среди наиболее известных экологических катастроф Свердловской области – загрязнение водоемов на севере региона, которое связывают с деятельностью карьеров УГМК. В частности, тревогу экологов вызывает состояние реки Шегультан, впадающей в Сосьву: концентрация меди в ней увеличивается и уже в 512 раз превышает предельно допустимую. Недавняя экспедиция зафиксировала гибель леса по берегам реки.

Примеры загрязнения есть практически в каждом городе Среднего Урала: так, в Нижнем Тагиле есть проблемы с Черноисточинским водохранилищем, а в реку Сухую Ольховку попадали отходы со шлакового отвала «Евраз НТМК». В Кировграде на всю страну прославился заброшенный Левихинский рудник: хотя кислотные воды с него подвергаются нейтрализации, полученный в результате состав попадает в реку Тагил. В Полевском реабилитации ждет Северское водохранилище – о ней областные власти уже договорились с РМК.

В результате загрязнения водоемов вредные вещества проникают в питьевую воду: так, недавние исследования показали превышение допустимых концентраций свинца и кадмия в пробах из Нижнего Тагила и Каменска-Уральского.

По мнению председателя правления региональной общественной организации «ЭкоПраво» Андрея Волегова, ситуация только ухудшается. «У нас много рудных месторождений и промышленных предприятий, которые загрязняют водные объекты. Проточность уменьшилась, потому что вырубка лесов приводит к пересыханию ручьев и обмелению рек. Тяжелые металлы, попадая в реку, окисляются, забирая кислород, что приводит к гибели рыб. Нужен план мероприятий, который покажет, что ситуация в будущем действительно изменится в лучшую сторону», — говорит свердловский эко-активист.

Тюменская область (78 %)

Как утверждают в Росгидромете, уровень загрязнения водоемов составляет в данном регионе 78 %. По мнению специалистов ведомства, состояние воды в реке Иртыш с экологической точки зрения также является неблагополучным. В водоеме найдены опасные химические соединения марганца, меди, легкоокисляемых органических веществ и железа, превышающие предельно допустимые значения в несколько десятков раз. Соединения меди и марганца были найдены и в реке Тобол.

На данный момент природоохранная прокуратура региона проводит проверку двух фактов возможного загрязнения водоемов. Не так давно в озере Андреевском на территории Тобольского района была зафиксирована массовая гибель рыбы, всплывшей брюхом кверху. Местные жители активно обсуждали произошедшее в социальных сетях.

Аналогичное процессуальное действие проводится и по факту загрязнения речки Ломайки неподалеку от Тобольска. Вода в ней приобрела ярко-синий цвет, местные жители утверждают, что в водоеме давно исчезла рыба. Впрочем, другие объясняют необычное происшествие цветом ила. О результатах проверки пока не сообщается.

ЯНАО (93 %)

На Ямале признана грязной главная водная артерия региона – река Обь. Она течет с юга на север по территории Шурышкарского, Приуральского и Ямальского районов. В реке обнаружены соединения меди, цинка, марганца, фенолы, в ряде рукавов и проток — нефтепродукты и аммонийный азот. Специалисты ведомства выявили наличие глубокого дефицита растворенного в воде кислорода.

Все другие водные объекты Ямала также называются «грязными». Многие из них протекают по территории деятельности предприятий ТЭК (топливно-энергетического комплекса), где имеют место разливы нефтепродуктов, выбросы вредных веществ посредством сжигания отходов добычи на факелах. Высокая степень загрязнения отмечается на реках Пуровского района, где сосредоточены основные нефтяные месторождения и промыслы региона. В июле сообщалось о разливе нефтепродуктов на Восточно-Пякутинском месторождении. Из-за трещины в трубе углеводороды попали в речку Котутояху и далее в Пякупур, который при слиянии с Айваседопуром близ города Тарко-Сале образует одну из крупнейших рек округа – Пур.

Наиболее чистыми реками Ямала являются те, которые стекают со склонов Полярного Урала: Собь, Войкар и другие.

ХМАО (93 %)

Все водные объекты ХМАО оцениваются как «грязные». В Иртыше обнаружены соединения марганца, меди, легкоокисляемых органических веществ и железа. «Характерными загрязнениями на территории Югры являются тяжелые металлы: железо, медь, цинк марганец», – сообщает Ханты-Мансийский Центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.

На территории округа около 290 тысяч озер и малых рек. Основная река – Обь с притоками: Иртыш, Вах, Аган, Лямин, Казым и другие. Большинство испорчены человеком. «Поверхность воды в округе испытывает сильную антропогенную нагрузку, связанную с активным развитием инфраструктуры городов и крупнейшего в России нефтегазодобывающего комплекса», – сообщает Природнадзор Югры.

Кроме того, загрязнения вод связано с сезонной динамикой соединения тяжелых металлов, природным происхождением и растворенным кислородом. Отметим, что в 2019 году качество воды в 31 водном объекте Югры получило оценку специалистов как «грязная», три объекта – «очень грязная».

Природнадзор Югры подкорректировал природоохранные мероприятия недропользователей на территории лицензионных участков. В частности, обязало принять оперативные меры по снижению аварийности трубопроводов, проведение первоочередных мероприятий по восстановлению загрязненных земель. По данным окружного ведомства, с 2008 года отмечается снижение среднегодовых концентраций нефтепродуктов. В 2017-2018 годах без очистки было сброшено 4,22 млн кубических метров сточной воды.

Курганская область (93 %)

Последним регионом в рейтинге является Курганская область – Зауралье. Причиной загрязнения здесь стала также антропогенная нагрузка. Множество городских водоочистных сооружений и водозаборов были построены еще в прошлом веке. С тех пор они не реконструировались. Поэтому сточные воды, которые сбрасываются в водоемы, во многом не прошли предварительную очистку и обеззараживание. А некоторые реки Кургана просто потеряли свое хозяйственное значение, так как загрязнены промышленными стоками других городов. Значительный «вклад» вносят и предприятия животноводства и различные склады минеральных удобрений, расположенные вблизи водоемов.

Всего в перечне пунктов наблюдений за загрязнением поверхностных вод у Курганского центра по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (ЦГМС) находится 15 водных объектов. По данным мониторинга ЦГМС за три месяца, случаи экстремального загрязнения были зарегистрированы лишь два раза – в апреле и в мае. В первых числах апреля концентрация взвешенных веществ в реке Теча (село Першинское) превысила норму почти на 50 мг/л. В мае в водах реки Исеть (село Мехонское) обнаружили марганец, концентрация которого составила 0,968 мг/л. При этом марганец, который является ингредиентом 4-го класса опасности, нередко находят в реках Курганской области. Только за текущий год подобных случаев было зафиксировано 21. Отметим, в июне этого года не было выявлено никаких случаев экстремального высокого загрязнения водоемов.

Фото: ФедералПресс / Евгений Поторочин, ФедералПресс / Елена Мицих,Teleman at the Russian language Wikipedia, ФедералПресс / Дарья Сеймовская

Инфографика: ФедералПресс / Елена Майорова

Источник

Спасение реки Урал: какие предприятия губят экосистему бассейна и как с этим бороться

Река Урал у с. Пехотного (фото А.А. Чибилёва)

Река Урал — одна из самых протяжённых в стране. Она связывает Европу и Азию, протекая по территории России и Казахстана, впадая в Каспийское море. Река Урал является обладателем ценнейших рекреационных ресурсов. О современных проблемах бассейна знают не все. Наибольший вред экосистеме наносят нефтегазовые промыслы, но есть и другие факторы, влияющие на фауну реки. Вице-президент РГО, Председатель Природоохранительной комиссии РГО, академик РАН Александр Чибилёв рассказал в интервью изданию «Уральская неделя» о том, какие предприятия вредят бассейну, для чего нужно комплексное исследование и как спасти Урал.

— В нескольких своих интервью вы говорите о необходимости комплексного исследования реки Урал. Можете ли вы разъяснить нам, не специалистам, что означает комплексное исследование и что это даст?

Читайте также:  Семь рек канады автор хью макленнан

На всех совещаниях, заседаниях, посвящённых проблемам трансграничного бассейна реки Урал, докладчики зациклены на количественных характеристиках речного стока, а в названии комиссии значится «экосистема» бассейна реки Урал. Это означает, что задача комиссии — рассматривать проблему комплексно, охватывая все виды природных ресурсов: земельных, биологических, в том числе рыбных, минеральных, рекреационных, особо охраняемые природные территории. Это даст полную картину проблем. Так было во времена Межреспубликанского комитета по реке Урал (1977–1993). Главное — показать экономические последствия маловодья, а может быть, положительные: урожайность повышается, леса растут, загрязнение уменьшается. Одним словом, в центре внимания комиссии должен быть не только водный поток реки, а вся экосистема бассейна. Этот термин попал в название комиссии не случайно.

— Есть ли у вас данные о точном количестве промышленных предприятий, которые сбрасывают в Урал сточные воды? Какие из них представляют наибольшую опасность для экологии реки Урал?

— Эти данные имеются в отчётных материалах соответствующих ведомств и находятся, по крайней мере, в России в открытом доступе. Наибольший вред экосистеме бассейна трансграничной реки Урал наносят нефтегазовые промыслы Оренбургской и Западно-Казахстанской областей, а также историческое загрязнение реки Илек в Актюбинской области, предприятия цветной металлургии в городах Учалы, Сибай, Бурибай Башкортостана, Магнитогорский металлургический комбинат в Челябинской области. Но все они в конечном счёте «сбрасывают» загрязнения в Ириклинское водохранилище, где значительная их часть оседает на дно. Ниже Ириклинского водохранилища основными загрязнителями являются предприятия Медногорска и Кувандыка на Сакмаре, Актюбинска на Илеке, Орска и Новотроицка на Урале.

crumfhuayzw.jpg

Газопровод через р. Урал

В своих выступлениях в прессе и на конференциях вы часто упоминаете о том, что река Урал должна иметь особый статус. О каком статусе идёт речь? Какие обязательства должны появиться у госорганов в рамках этого статуса или речь идёт о каких-то конкретных действиях со стороны госорганов РФ и РК?

Река Урал и его притоки, как носители уникального биологического и ландшафтного разнообразия, источники водоснабжения, обладатели ценнейших рекреационных ресурсов, а на участке от Уральска до Каспия, вообще, практически единственный источник жизни, нуждаются в особом статусе охраняемой природной территории. По крайней мере, отдельные участки рек: истоки верховья с обилием родников, ущелья на горных реках и участки долины с обильными пойменными лесами и озёрами, места обитания, миграции редких видов, нереста ценных видов рыб и т.д. В законодательствах некоторых стран имеется, например, категория «заповедные реки». В советское время статус «заповедной зоны» имел участок реки Урал от устья Барбастау до Северо-Каспийского взморья. В 1980-е годы мы проектировали продление заповедной зоны на реке Урал до устья реки Илек. Над особым статусом нашей реки и должна работать российско-казахстанская комиссия, а иначе зачем она создавалась.

— Я внимательно прочитал «12 заповедей сохранения экосистемы реки Урал». В них вы упоминаете об Атласе нерестилищ и зимовальных ям в реке Урал, которые были составлены с вашим участием. Насколько этот атлас актуален сейчас?

— В 1980–1983 годах по заданию Главрыбвода СССР и Урало-Каспийской инспекции по рыбоохране (в г. Гурьеве) я руководил работами по паспортизации нерестилищ осетровых рыб среднего течения реки Урал от устья Илека до устья Чагана. Этот рукописный атлас находится в архивах Института степи РАН и, видимо, в г. Атырау — организации — правопреемнице бывшей Урало-Каспийской инспекции. Атлас, составленный 40 лет назад, имеет в настоящее время историческое значение — не столько по причине «старения», сколько из-за отсутствия в среднем течении самих осетровых. Уже в середине девяностых годов мы отмечали сокращение численности производителей в среднем течении реки Урал по сравнению с 1977–1980 годами более чем в 40 раз! Но многие нерестилища и зимовальные ямы ждут осетровых и сегодня. Но это отдельный вопрос.

— Вы неоднократно в своих выступлениях говорите о том, что нынешнее понижение уровня воды в Урале связано с многолетними циклами и «сухим таянием снега». И в то же время вы называете среди факторов, влияющих на уровень воды, большое количество водохранилищ в русле реки. Это два фактора, которые друг друга дополняют и усугубляют ситуацию? Или это два не связанных между собой фактора, которые могут снижать уровень воды в реке независимо друг от друга?

— Эти два фактора очень связаны между собой, потому что и в многоводные, и в маловодные годы потребность в воде для хозяйственных нужд и заполнения существующих водохранилищ остаётся примерно одинаковой, и, естественно, в маловодный год этот забор воды становится особенно чувствительным для реки.

ruwkainfksc.jpg

Гидроузел у села Уральск

— Если говорить о влиянии на реку такого фактора, как изменение климата, идёт ли речь о неких глобальных климатических процессах — например, таяние полярных шапок и, как следствие, снижение температуры океанических течений в Атлантике, или речь идёт о более региональных климатических изменениях?

Необходимо признать, что истинные причины и масштабы глобальных климатических изменений, несмотря на многочисленные данные и прогнозы, слабо изучены. Одно можно сказать точно, что эти изменения особенно чувствительны в срединных регионах Евразии, где находится бассейн реки Урал. От маловодья страдают Дон, Кубань, Терек, Волга, Урал. А на Алтае и восточнее него, включая бассейн Амура, наблюдаются катастрофические наводнения. Климатические изменения недостаточно изучены, и в том числе потому, что большую часть поверхности нашей планеты занимает океан с его течениями, изученность которого значительно ниже, чем на населённой суше.

— Один из критериев восстановления реки, названный вами, — это восстановление ареала обитания осетровых в реке Урал. Насколько я понял, в данном случае этого критерия можно достичь только с помощью тотального запрета на вылов этой рыбы. Но как дилетанту мне не совсем понятно, каким образом этого можно достичь в условиях маловодья реки, когда, скорее всего, прежняя карта нерестилищ осетровых неприменима в принципе.

— Восстановление стада осетровых — это скорее ориентир, возможно, утопическая цель. А наличие самих осетровых в реке — это индикатор экологического состояния реки. Появятся в значительном количестве осетровые в реке — значит, река «выздоравливает». Как, например, на самой загрязнённой в 1960-х годах в Европе реке Рейн была разработана программа «Лосось-2000», и лосось появился, хотя до промысловых масштабов ещё далеко.

В числе мер по спасению реки вы называете сокращение объёмов потребления воды из Урала. Если я правильно понимаю, это потребление условно делится на три составные: вода для питья, вода для орошения, вода для промышленности. Можете ли вы поделиться какими-либо цифровыми данными объёмов этого водопотребления в бассейне реки Урал? Например, сколько люди условно «выпивают», сколько забирают на полив и сколько на промышленность.

Сведения по структуре водопотребления по Уралу можно уточнить в сборнике «Водный кадастр Российской Федерации. Ресурсы поверхностных и подземных вод, их использование и качество» (ежегодное издание) и в ежегодном статистическом сборнике «Водные ресурсы и водное хозяйство России» на сайте Федерального агентства водных ресурсов РФ. На 2018 год объём забранной воды из речной сети реки Урал составил 0,975 куб. км.

chibilyov_a.a.jpg

вице-президент РГО, Председатель Природоохранительной комиссии РГО, академик РАН, научный руководитель Института степи УрО РАН Александр Чибилёв

— Чиновники в Казахстане и в России весьма оптимистично используют версию о многолетних циклах водности в Урале, упирая на то, что период маловодности сменяется периодом многоводья в реке. Вы, не отрицая наличия этих циклов, говорите об этом с явным скепсисом и тревогой. Можете ли более подробно рассказать о причинах ваших тревожных прогнозов?

Многолетние циклы водности в Урале, безусловно, существуют, и я, напротив, говорил, что на Урале ещё будут половодья и наводнения, которые будут угрожать населению и хозяйству. Это одна из причин тревог. С другой стороны, я скептически отношусь к тем волюнтаристским решениям, которые возникают в умах чиновников и дилетантов с целью увеличить водность реки. Но это отдельный разговор.

Источник

Загрязнение бассейна реки урал

Урал относится к одной из самых протяженных и многоводных рек Оренбургской области. По своей протяженности река (2428 км) уступает в Европе только Волге и Дунаю. Главный исток реки располагается у подножия Круглой Сопки [6].

Изучению качества воды реки Урал, посвящены работы многих ученых. Так З.Ф. Кривопалова указывает, что вода Урала, протекающая в зоне промышленного освоения, по своему химическому составу – азональна, имеет высокие концентрации солей, тяжелых металлов и относится к сульфатному классу. А.М. Колесникова, проанализировав присутствия тяжелых металлов в притоках Урала, отмечает, что вода реки принадлежит группе кальциевых гидрокарбонатного класса [1].

Анализ влияния тяжелых металлов на водные организмы, а также воздействие ор-ганического загрязнения относятся к главным проблемам ихтиотоксикологии.

Читайте также:  Байдарка двухместная для сплава по реке

К главным антропогенным загрязнителями водной среды относятся тяжелые металлы (Cu, Zn, Al, Fe, Cd, Pb, Mn, Ni, Cr, As, Hg и их соли), большинство которых имеют высокую токсичностью для живых организмов даже в сравнительно низких концентрациях. Так, тяжелые металлы не могут быть подвержены абсолютному разложению, а лишь перераспределяются между биотическими и абиотическими элементами, взаимодействуя с многообразными категориями живых организмов, мигрируя по общей цепи циркуляции веществ в водоеме.

Основными причинами поступления тяжелых металлов в природную экосистему являются сточные воды предприятий горнодобывающей, химической промышленности, металлургических, машиностроительных заводов, стоков сельскохозяйственных угодий и предприятий, а также авария различных установок и хранилищ. Кислотные дожди содействует переходу солей металлов из сорбированной формы в свободное.

Отмечаются завышенные уровни загрязнения воды реки Урал химическими компонентами, главным образом медью, хромом шестивалентным, железом. Вода реки Урал в летний период приобретает загрязненность по некоторым элементам (медь, цинк, кадмий, свинец, нефтепродукты) и не соответствует как для хозяйственного использования, так и для рыбохозяйственного применения, где требования к качеству существенно выше [5].

По большинству элементам происходит превышение рыбохозяйственного применения, так в 2014 г. по цинку в 5 раз, по железу в 3,2 раза, по меди в 4,6 раза, по свинцу в 30 раз, по сульфатам в 2,4 раза. Наибольшее возрастание отмечается в 2015 г., где содержание цинка отмечается в 1,1 мг/л, что в110 раз выше ПДК [3].

В речных водах миграция тяжелых металлов осуществляется главным образом во взвешенном состоянии, в форме коллоидов и комплексных высокомолекулярных соединений. Главные водные мигранты по росту доли растворенных форм находится в следующей последовательности: свинец – кобальт – никель – цинк – медь.

Рыбы обладают способностью накапливать тяжелые металлы, даже если содержание их в водной экосистеме не выходит за рамки предельно допустимых значений. При не высокой степени загрязнения тяжелыми металлами велика вероятность формирования компенсаторных модификаций в разнообразных физиологических системах рыб, что обусловлено высокой скоростью метаболизма, которое приводит к сгущению крови и возрастанию массы жизненно значимых органов (сердца, печени, почек и жабр). Обмен веществ изменяется в сторону запасания жиров, а не расходуется на белковый рост. Жиронакопление здесь анализируется как один из устройств формирования «энергетического депо» при влиянии отрицательных факторов. Превышение границ адаптационного потенциала у рыб в местах устойчивой и продолжительной интоксикации способно к образованию неспецифической реакции – нарушению гомеостаза, что может развить разнообразный уровень деградации тканей и органов.

Возникает серьезная угроза здоровью человека, так как рыба является одним из главных продуктов его питания.

Выявлено, что рыбы восприимчивее к тяжелым металлам, в отличие от высших позвоночных, а повышенная концентрация в воде ионов цинка, ртути, кадмия, меди, помимо других последствий, ведет к понижению титра антител в крови, содержании лимфоцитов, уменьшению фагоцитарной активности клеток [2].

Рыбы, располагаются в верхнем трофическом уровне водных биоценозах, накапливают тяжелые металлы, содержание аккумулирования которых, находится в зависимости от гидрохимических показателей окружающей среды и принадлежности вида к той или иной экологической группе: бентофаг, планктофаг, эврифаг, хищник (см. табл.). Статистика водности и загрязненности реки Урал, проявляет наиболее основное отрицательное влияние на воспроизводство рыб пелагофилов.

Выявлено, что самое активное участие в обмене и депонировании тяжелых металлов принимают печень, почки, жаберные лепестки, гонады и мышцы.

Тяжелые металлы накапливаются практически во всех тканях организма, но их распределение по большей части находится в зависимости от гидрохимических показателей окружающей среды, физико-химических свойств металлов и от физиолого-биохимической специфики тканей и органов рыб и их морфофизиологического состояния [4].

Таким образом, река Урал имеет в последние годы повышенный уровень загрязнения соединениями тяжелых металлов и органических веществ, что неблагоприятно влияет на биологические объектах водной экосистемы.

Источник



Шагреневая кожа, или Урал, который мы теряем

Фото Валерия Гунькова

Отсутствие весеннего паводка в этом году не на шутку встревожило оренбуржцев. Жители посёлка Аккермановка под Новотроицком жалуются, что из колодцев стала уходить вода. Ириклинское водохранилище уменьшило сброс вдвое против обычного, потому что весной недобрали воды более полутора метров.

Наши реки напоминают шагреневую кожу из одноимённого романа Бальзака: выполняя желания человека, обеспечивая его всем необходимым, они сжимаются, мельчают на глазах…

Молчание степи

– Я не профессиональный эко­лог, просто очень люблю природу и много лет веду наблюдения, – гово­рит местный блогер Ольга Шейдт. – Река не водопровод, количество воды в ней не может быть одина­ковым. У неё есть свои жизненные циклы, которые человек своей хо­зяйственной деятельностью про­сто разрушил. Здесь забрал воду, там перегородил. В итоге именно малые реки, питающие Урал, боль­ше всего страдают от перегрузки. Мы сами уничтожили половодье, которое было необходимо реке для самоочищения. То, что в этом году будет необычайная засуха, было понятно ещё весной: степь молчала, словно неживая, хотя обычно она наполнена журчанием потоков талой воды.

Бытует мнение, что в мало­водье виновны водохранилища и плотины. Председатель коми­тета по собственности, приро­допользованию и строительству Законодательного собрания Оренбургской области, руково­дитель секции по без опасности гидротехнических сооружений Уральского бассейнового совета Аркадий Швецов 16 лет прора­ботал в структуре Федерального агентства водных ресурсов, до апреля этого года возглавлял ФГБУ «Управление эксплуатации Ириклинского водохранилища». По его словам, водохранилище влияет только на 10 процентов бассейна реки Урал.

– В половодье оно набирает воду, а в межень добавляет в сток Урала определённый объём. Се­годня приход в водохранилище составляет 6 – 8 кубометров воды в секунду, сброс – 15 кубометров. Это так называемый санитарный сброс – тот минимум, ниже кото­рого нельзя опуститься. В прошлом году в этот период мы сбрасывали где-то 40 – 60 кубометров в секун­ду. Сейчас такой возможности нет, потому что паводок был действи­тельно крайне неблагоприятный. До нормального уровня не хватало 2,5 метра воды. Весной прибави­лось лишь 30 – 40 сантиметров, которых уже давно нет, – говорит Аркадий Владимирович.

Он называет ситуацию с па­водком в этом году уникальной. Такого не было 50 лет, а стати­стика ведётся на протяжении чуть больше 60 лет. Виноваты во всём, по его мнению, климатические условия. Хотя снега было много, большая вода не пришла, потому что земля не сильно промёрзла, быстро оттаяла и впитала влагу, как губка. Свою роль сыграл и характер весны. Днём было тепло, вечером холодно, ночью наступа­ли заморозки.

– Помните, раньше зимой вешали на улице бельё сушить? И оно сохло на морозе, хотя, ка­залось бы, должно было просто замерзать, а потом оттаивать. Так и с поверхности почвы влага вымерзла в большом количестве.

Где ты, большая вода?

– По данным сравнительного анализа средних многолетних показателей уровня воды, за по­следние 30 лет уровень Урала в районе Оренбурга снизился на 66 сантиметров, в районе Илека – на 40. В районе посёлка Берёзовского и Орска наблюдается его незначительное повышение, – го­ворит эколог, аналитик Института водных проблем Российской ака­демии наук Сергей Чирков. – По­вышение среднего многолетнего уровня воды в районе Берёзовского может быть связано с уве­личением объёмов сброса из Маг­нитогорского водохранилища, в районе Орска – из-за поступления воды от левобережных притоков Урала – рек Большой Кумак и Орь. Но в последние годы появилась другая очень тревожная тенден­ция – понижение максимальных уровней волны половодья. Так, в районе Орска средний показатель максимального уровня за послед­ние 12 лет составил 271 санти­метр, а в 1983 году был на уровне 630 сантиметров. В Оренбурге по отношению к 1983 году уровень волны половодья снизился на 400 сантиметров, в районе села Илек – на 306 сантиметров.

– Большое влияние на гидроло­гический режим Урала оказывают гидротехнические сооружения, пруды и водохранилища, – про­должает Сергей Александрович. – С одной стороны, для человека они полезны, поскольку позво­ляют не только стабилизировать хозяйственное водоснабжение, но и значительно снижать эко­номический ущерб от паводков и наводнений за счёт сглаживания весенней волны половодья. С дру­гой стороны, такое регулирование меняет гидрологический режим рек и может привести к самым неблагоприятным последствиям. Усугубляет ситуацию тот факт, что в нашей области существуют и бесхозные плотины.

– Например, в 2018 году со­трудниками прокуратуры Домба­ровского района было выявлено 9 плотин, не состоявших на учёте в районной администрации, – гово­рит Сергей Александрович. – Они представляют большую угрозу для близлежащих населённых пун­ктов. Ведь, согласитесь, если за плотину никто не отвечает, с ней может произойти всё что угодно.

Переливная плотина

– Наш речной сток зарегули­рован лишь на 5 процентов, 80 процентов воды паводком уходит в Каспий без использования в об­ласти, – говорит доктор географи­ческих наук, заведующий отделом Оренбургского научного центра УрО РАН Юрий Нестеренко. – Нам нужно брать пример с соседней Башкирии, где много небольших водохранилищ, которые во время половодья накапливают воду. Их можно строить вблизи перспектив­ных сёл, где есть движение, работа.

Любопытно, что весь объём башкирских водохранилищ по реке Сакмаре – всего лишь 1 сан­тиметр от нашего Ириклинского водохранилища.

Читайте также:  Ой куда ты катишься глубокая река

Для исправления ситуации с обмелением Урала возле Орен­бурга Юрий Нестеренко предла­гает строительство переливной плотины. Сооружение поперёк реки высотой около 2 метров создаст что-то вроде порога или небольшого водопада и поднимет уровень воды. Аналогичную пло­тину учёный видел на реке Терек.

– Мою идею в Министерстве строительства, жилищно-комму­нального и дорожного хозяйства Оренбургской области восприня­ли благосклонно. Дело стало за поиском ресурсов на воплощение, – говорит Юрий Михайлович.

Похоже, у разных учёных раз­личные мнения насчёт спосо­бов борьбы с обмелением реки. Кто-то говорит, что надо строить сооружения, кто-то считает вме­шательство в природу вредным. Установлено: антропогенные факторы нарушают механизм самоочищения рек. Насколько он важен?

– Самоочищение рек – это способность речных вод восста­навливать экологическое рав­новесие, или, другими словами, «перерабатывать» загрязняющие вещества за счёт своих физи­ко-химических свойств, – гово­рит Сергей Чирков. Нарушен ли этот механизм в Оренбургской области, сказать сложно, но, ско­рее всего, на сегодняшний день превышение ассимиляционного потенциала может возникать в бассейнах малых рек и на участ­ках водосбора, расположенных в границах промышленных городов и крупных сельскохозяйственных районов.

Отвечают рублём

Любопытно, что предприятия, которые оказывают вредное воз­действие в связи с очисткой и сбро­сом сточных вод, проверяют себя силами собственных лабораторий.

– Мы обязательно обращаем внимание на проведение пред­приятиями производственного контроля, то есть следим за каче­ством сбрасываемых ими сточных вод, – говорит заместитель проку­рора Орской межрайонной приро­доохранной прокуратуры Алексей Бунковский. – В 2018 году к адми­нистративной ответственности привлечено 96 должностных и юридических лиц. Сумма нало­женных штрафов составила 2 051 тысячу рублей. В первом полуго­дии этого года к административ­ной ответственности привлечено 54 лица, общая сумма штрафов – 425 тысяч рублей.

В апреле-мае мы проверяли Орский механиче­ский завод, обнаружили недоста­точную очистку сбрасываемых в Елшанку вод. Двух должностных лиц – заместителя главного ин­женера завода и начальника цеха – привлекли к административной ответственности за нарушение требований к охране водных объ­ектов, которое может повлечь их загрязнение, засорение и (или) истощение, а также за нарушение правил охраны среды обитания водных биологических ресурсов. Они заплатили штрафы – по 5 тысяч рублей каждый, а по второй статье – по 50 тысяч рублей.

Также недавно мы проверяли МУП ЖКХ Гая, у них сбросы осуществляются в природный объект – реку Дунай­ку, которая впадает в реку Сухую Губерлю и является притоком третьего порядка реки Урал. Там тоже были обнаружены незначи­тельные превышения по железу, фосфатам, нитрат-анионам.

Уголовные дела в природоох­ранной прокуратуре – редкость. В прошлом году было всего одно в Медногорске, и то его возбуди­ли не в отношении конкретного лица, а по факту – по статье 251 «Загрязнение атмосферы». Вино­вных до сих пор не установили.

По мнению Сергея Чиркова, размеры штрафов за игнориро­вание водоохранного законода­тельства следовало бы увеличить.

– Чем выше будут штрафы, тем меньше будет желание игно­рировать установленные экологические нормы. На сегодняшний день максимальный штраф за загрязнение поверхностных и подземных вод, предусмотрен­ный Уголовным кодексом РФ, составляет всего лишь 80 ты­сяч рублей, – говорит Сергей Александрович. – На мой взгляд, современным и очень показатель­ным примером жёсткой позиции региональной и местной власти в борьбе с предприятиями, которые игнорируют природоохранное законодательство, является на­шумевшая история с нефтебазой в Переволоцком районе, когда врио губернатора Денис Паслер в рамках закона приостановил деятельность предприятия, от­равлявшего природную среду и здоровье людей. Посыл руково­дителя региона был правильно понят администрацией Орска. Не­давно городские власти совместно с прокуратурой приостановили деятельность свинокомплекса, долгие годы сильно загрязнявше­го атмосферный воздух в посёлке Новая Биофабрика.

В Оренбургской области мно­гие годы существует проблема превышения вредного воздей­ствия на поверхностные природ­ные воды Урала – сброс недоочи­щенных сточных вод промышлен­ными, сельскохозяйственными и коммунальными предприятиями, а также большой объём загряз­нённого поверхностного стока, поступающего с сельхозтеррито­рий, степень воздействия кото­рого очень тяжело определить. Сколько и какие малые реки в области на сегодняшний день прекратили своё существование под воздействием природных при­чин и антропогенного фактора, сказать сложно. Такую статистику никто не ведёт, но она нужна. Де­градация малых рек происходит из-за заиления, строительства гидротехнических сооружений, уничтожения водоохранных ле­сонасаждений.

– Главное направление в ре­шении проблемы обмеления рек было задано Правительством Рос­сии в виде Схем комплексного использования и охраны водных объектов (СКИОВО) для всех бас­сейнов России, – говорит эколог Сергей Чирков. – В нашем регионе этот документ был принят в 2009 году сроком на 10 лет. Схема содержит в себе большое количе­ство необходимых мероприятий, но, к сожалению, они в очень сла­бой степени были реализованы в Оренбуржье. Нам необходимо совершенствовать систему мо­ниторинга поверхностных вод бассейна реки Урал: оснастить гидрологические посты совре­менным и высокотехнологичным оборудованием, создать Единый центр обработки информации. Создание такого центра было предусмотрено в рамках СКИОВО. Он должен работать с применени­ем современных информацион­ных программ и математических моделей. В Институте водных проблем существует такая инфор­мационная программа. В 2012 году проводили её практическую апробацию на Урале. Программа показала хорошие результаты, по­могла установить те участки реки, где нарушена самоочищающая способность речных вод.

СКИОВО – это ключевой до­кумент, способный объединить вокруг себя весь политический и научный потенциал Оренбург­ской области и решить проблему обмеления Урала, считает эколог.

Итак, подведём итоги. В Орен­буржье проблемы Урала связаны не только с его маловодностью, но и с качеством воды, которое иногда страдает из-за деятельности промышленных предприятий и недостаточной работы очистных сооружений. Проводимый монито­ринг, по всей видимости, не всегда отражает реальное положение дел, раз учёные говорят о необходи­мости обновления оборудования.

Кроме того, у нас нет единого ин­формационного центра, который бы собирал и анализировал инфор­мацию со всей области. Документ СКИОВО, призванный остановить обмеление реки, в полной мере не работает. Недостаток водных ре­сурсов в Оренбургской области уже ощущается. В дальнейшем он мо­жет привести к росту социальной напряжённости и возникновению проблем с водоснабжением круп­ных и водоёмких промышленных предприятий. Дефицит водных ресурсов уже является ограничитель­ным фактором для экономического развития региона.

Река дружбы

Более 50 лет в Оренбургской области проводятся мероприя­тия для решения экологических проблем реки Урал.

В конце 1960-х годов в Орен­бургской области природоох­ранными организациями отме­чалось загрязнение реки Урал. Вода на участке между городами Орском и Оренбургом содержала вредные вещества, в десятки раз превышающие предельно допу­стимые санитарные нормы.

Проблемы загрязнения реки Урал рассматривались на все­союзном уровне. Несмотря на строительство 670 комплексов очистных сооружений, загряз­нение остаётся по-прежнему высоким. Наиболее сильно река загрязнена в среднем и нижнем течении в районе городов Орен­бурга и Уральска.

В решении проблем приро­допользования Межреспубли­канский комитет по охране, рациональному использованию и воспроизводству природных ресурсов бассейна реки Урал применял комплексный подход. Наиболее актуальными счита­лись вопросы, связанные с эко­номией водных ресурсов, так как запасы воды были ограничены.

В 1977 году была организована первая водная экспедиция по реке Урал от Оренбурга до устья. С 1980 по 1986 год под руководством учёного Александра Чибилёва экспедиции по Уралу становятся регулярными: весенние (апрель- май), летние (июль-август), осен­ние (октябрь-ноябрь).

По инициативе учёных и краеведов Западно-Казахстанской области при поддержке акимата Уральска с 1997 года осуществля­ется серия эколого-краеведческих экспедиций под названием «По следам Валериана Правдухина», которая проходила по терри­тории Западно-Казахстанской области. С 2001 года к предста­вителям Казахстана присоеди­нились участники из Оренбурга. Ежегодная экспедиция приобрела международный характер. Марш­рут экспедиции стал пролегать по приграничному Илекскому району. Постепенно он расши­рялся и теперь проходит и по территориям восточных районов Оренбургской области.

Прямая речь

Геннадий Щербаков, начальник управления ЖКХ Министерства строительства, жилищно- коммунального и дорожного хозяйства области:

– Правительством области предпринимаются меры профилактического характера, влияющие на оздоровление ситуации на водных объектах региона. В рамках подпрограммы «Развитие водохозяйственного комплекса Оренбургской области» государственной программы «Воспроизводство и использование природных ресурсов Оренбургской области» при осуществлении охранных мероприятий водных объектов на территории области ведутся работы по определению границ водоохранных зон, прибрежных защитных полос водных объектов, а также закреплению их на местности специальными информационными знаками.

За период 2015 – 2018 годов определены границы водоохранных зон и прибрежных защитных полос рек Урал, Сакмара, Самара, Суундук, Жарлы Ташла, Тюльган, Каргалка, Шестимир, Буруктал, Губерля, Сухая Губерля, Кинделя, Блява, Бурлы, Ток, Кондузла, Кураган, Сорока, Донгуз, Большой Уран, Малый Уран, Бузулук, Боровка, Ик, Дёма, озёр Светлинского района (Кайранколь, Жетыколь, Шалкар-Ега-Кара) и других водных объектов протяжённостью более 10 тысяч километров.

На территориях Тюльганского, Саракташского, Адамовского, Кваркенского, Светлинского, Сакмарского, Октябрьского, Шарлыкского районов и Сорочинского городского округа уже установлено 339 информационных знаков «Водоохранная зона» и «Прибрежная защитная полоса».

В период 2023 – 2024 годов министерством запланировано участие в федеральном проекте «Сохранение уникальных водных объектов» национального проекта «Экология». В рамках проекта предполагается провести мероприятия, направленные на улучшение санитарно-гигиенического и экологического состояния водного объекта, его берегов и прилегающей поймы, тем самым обеспечив благоприятные условия проживания населения, а также увеличение пропускной способности участка русла реки Урал протяжённостью не менее 7 километров в границах города Оренбург.

Источник

Adblock
detector