Меню

Затонул в реке нева

«Новости Петербурга»: Кладбище на дне Невы

Каждый год со дна рек и каналов Северной столицы поднимаются десятки «кораблей призраков»

Брошенные владельцами древние машины, превратившиеся в настоящие помойки на центральных улицах Петербурга, вызывают недовольство и у горожан, и у представителей власти. В отличие от брошенных автомобилей затонувшие в акватории Невы суда никому не мозолят глаза. Однако вред они могут причинить немалый. Железные конструкции мешают проходу нормальных плавсредств, очистке поверхности воды, да и выглядят подчас не очень эстетично. По подсчетам специалистов, до 1999 года в черте Петербурга под водой находилось более 80 кораблей, среди которых имелись и суда водоизмещением в 100,200, и даже 500 тонн. Это гигантское корабельное кладбище «обслуживают» сотрудники Судоремонтно-судостроительного завода «Спецтранс».

Всю эту флотилию отправили на дно не шторма и стихийные бедствия, а экономические перемены в стране и самая обычная людская безалаберность. В советские времена государство, являвшееся к тому же и единственным собственником флота, вело жесткий контроль за всеми плавсредствами. Незаметно перегнать, а тем более утопить судно, не посмел бы никто. Зато в начале 1990-х годов по речному флоту ударила приватизация. Множество кораблей самого разного размера попали в частные руки и по нескольку раз меняли хозяев. Кто-то просто бросал вышедшую из строя технику, а кто-то ставил ее на якорь или простую веревку где попало.
— Оставлять судно любого размера без присмотра в нашем городе нельзя хотя бы из-за погодных условий, — рассказывает начальник ПТО завода «Спецтранс» Алексей Петров. — Оно неминуемо утонет. Сказываются сильные приливы и еще более сильные перепады уровня воды в зимнее время. Поэтому мы и подошли к 1999 году с огромной массой затонувших плавсредств.

Из ушедших на дно кораблей в невскую воду лился керосин и масло, да и простой мусор частенько попадал. Вскоре до них еще и охотники за металлом добрались. В одиночку отпилить что-то у гигантского тральщика или теплохода проблематично. Но если найти единомышленников и спецтехнику, можно неплохо заработать. Ушлые дельцы свели к минимуму затраты на добычу металла. Суда, частично лежавшие в воде, они стали резать зимой, подходя к ним прямо по льду Понятно, что срезалась при этом только та часть, что находилась над водой. Нижняя просто уходила под воду. Сколько грязи при этом попадало в Неву и Финский залив, даже подсчитать сложно. Вскоре некоторые прилегающие к воде участки, особенно на Васильевском острове, в Петроградском и Приморском районах, превратились в настоящие свалки. Затонувший корабль лежал даже у Биржевого моста. Тогда-то и появилось постановление губернатора Яковлева, предписывающее очистить городскую акваторию.

Много лет назад рыболовецкий траулер «Комсомольский» привозил в Петербург рыбу, добытую в дальних морях. Судьба некогда славного корабля закончилась весьма плачевно. Брошенный хозяевами, он ушел на дно Малой Невы и пролежал там несколько лет. Операций по подъему судна весом более 800 тонн в нашем городе не проводилось никогда. Специально для того чтобы поднять «Комсомольский», к месту его затопления подошли два самых больших плавучих крана Северной столицы — «Богатырь-4», грузоподъемностью 300 тонн и «Черноморец-312», грузоподъемностью 100 тонн. Судно они поднимали вместе. «Комсомольский» удалось успешно отбуксировать к берегу, где его просто разрезали на части и вывезли как металлолом.
По словам Алексея Петрова, специалистами применяется сразу несколько способов подъема кораблей. Прежде всего, суда обследуют водолазы. Если это возможно, они заделывают пробоины. Далее с судна или из отдельных его отсеков откачивается вода, и корабль начинает сам подниматься на поверхность. В противном случае кран просто вытягивает его тросами. Одно из затонувших в Петербурге судов на поверхность тянули краном 16 часов.

Пассажирский теплоход «Марина» специалисты смогли извлечь из-под воды только со второй попытки. Судно, некогда перевозившее туристов, хозяева оставили без ухода на Васильевском острове. Завалившись на левый борт после неудачной зимы, судно ушло в воды Малой Невы. В первый раз для его подъема просто не хватило мощности крана — уж очень тяжелой оказалась «Марина».
Находятся люди, которые пытаются использовать брошенные на воде корабли самым различным образом. В Петроградском районе, к примеру, в полузатопленном судне довольно долго жили бомжи. В рубке, оставшейся над водой, они обустроили себе самую настоящую квартиру. Летом там можно было очень даже неплохо проводить время, чувствуя себя настоящим владельцем ВИП-жилья на воде. Правда, зимовать обитатели заброшенной рубки уходили в люки теплотрассы. Подъем и утилизация корабля в прямом смысле слова лишила их жилища.

Пиво с финских глубин

Друзья и знакомые сравнивают труд работников «Спецтранса» с деятельностью кладоискателей и постоянно интересуются, куда они девают найденные сокровища.
— К большому сожалению, — рассказывает Алексей Петров, — к нам не попадает практически ничего. На дно суда уходят в полностью разграбленном виде, и не только сокровищ, но даже цветмета там не найти. Зато мусора и грязи предостаточно.

Иногда судьба все же улыбается собирателям затонувших кораблей. Самой запоминающейся находкой стала. бутылка пива, найденная в Финском заливе на борту катера, который затонул в 1993 году. Рабочие обнаружили ее в каюте и вынесли на палубу. Этикетка сохранилась прекрасно. После работы мужчины рассчитывали попробовать переживший потоп напиток, но их планам не суждено было сбыться. Пивная бутылка пролежала на солнце чуть больше пяти минут. Она быстро нагрелась, и ее просто разорвало.
Регулярно натыкаются «охотники за кораблями» и на технику, когда-то принимавшую участие в военных действиях. Из-под воды они поднимали и десантную баржу, и торпедный катер. Отработав свой срок в военном флоте, эти суда были переоборудованы для использования в мирных целях, а затем ушли на дно.

Читайте также:  Если река не попадает в океан

Одна из самых интересных находок последнего времени — военный катер, сделанный в фашистской Германии. Прочная машина прошла всю войну, а затем попала в советский союз как трофей. Крупповская сталь оказалась прочной и долговечной. Небольшой катер прослужил несколько десятилетий и затонул лишь в 90-е годы. Посте подъема сразу же появились предложения восстановить судно. Однако от предложения пришлось отказаться по причине невероятного количества пробоин, когда рабочие очистили борта от грязи, ила и ракушек. Как и остальная техника, поднятая с невских глубин, немецкий катер не подлежал восстановлению. И вообще плавать на утонувших один раз кораблях невозможно. Хотя прочная крупповская сталь и в самом деле с трудом поддалась резке.

Ищем клад себе в убыток

Назвать работу по подъему затонувших судов прибыльной способны только шутники. Да, вытащив судно на берег, его можно разрезать и продать как металл. Но зачастую металл этот смешан с мусором, а то и бетоном. Дело в том, что раньше существовала технология, по которой борта кораблей делались из двух тонких листов железа, между которыми заливался бетон. Затраты на полный подъем и разбор корабля поглощают три четверти возможных видов прибыли, а то и больше, если в работе необходимо использовать плавучий кран. С точки же зрения экологов работу «охотников за кораблями» вообще оценить сложно — водоемы становятся чистыми и куда более безопасными для передвижения. Найти затонувшие и полузатонувшие суда можно теперь лишь в некоторых местах — на берегах Екатерингофки, в Кронштадте и прилегающих к нему фортах. Однако и они скоро поднимутся на поверхность и пойдут в переплавку.

Источник

Затонул в реке нева

«Уже много людей утонуло, Нева унесла»: появилось видео, где очевидцы кричат о погибших на «Пелле»

На судостроительном заводе перевернулось судно. Информация о пострадавших уточняется, шесть человек благополучно выбрались, двоих ищут. Испуганные очевидцы в первые минуты утверждали, будто бы в результате ЧП есть погибшие.

Судно с людьми на борту перевернулось в Ленинградской области в городе Отрадное. Судя по номеру ИМО (Международной морской организации), завалился рыболовецкий траулер «Скорпион». В Сети опубликовали первые кадры с места происшествия.

Видеозаписи появились в группе «Подслушано Отрадное на Неве» в социальной сети «ВКонтакте». На кадрах можно увидеть, как спецслужбы пытаются вернуть корабль в исходное положение. Кроме того, очевидец трагедии сообщает о том, что не обошлось без жертв. Однако на данный момент информация не подтверждена. По всей видимости, инцидент сильно впечатлил мужчину, который поспешил сделать столь преждевременные выводы.

« Уже много людей, говорят, утонуло. Просто не успели, Нева унесла. Сейчас спасателей вызвали», — говорится в ролике, опубликованном в соцсети.

Подобные заявления появлялись и в комментариях в соцсети, однако позже автор удалил эти сообщения.

Спасатели рассказали НЕВСКИМ НОВОСТЯМ о том, что на данный момент информация о пострадавших уточняется.

« Поступило сообщение о том, что корабль получил крен. В настоящий момент стабилизировано состояние корабля. Воду он больше не черпает», — передает пресс-служба ГУ МЧС по Ленинградской области.

Также в ведомстве сообщили, что шесть человек благополучно выбрались на сушу. По данным ТАСС, еще двух рабочих продолжают искать в затопленных трюмах. Представители судостроительного завода пока что не дали официальных комментариев.

Источник

В центре Петербурга нашли четыре затонувших корабля

В акватории Невы в самом центре Петербурга обнаружено четыре затонувших корабля. Два лежат у Румянцевского сада, еще одна баржа найдена у Эрмитажа и четвертый корабль — под Биржевым мостом, сообщили «Российской газете» в отделе массовых коммуникаций Центра подводных исследований Русского географического общества.

Вообще, как говорят в Центре подводных исследований, в акватории Невы в границах Петербурга, обнаружено 150 донных аномалий. Обследование с эхолотами позволило выявить порядка 80 судовых корпусов. Но официально подтвердить, что это действительно затонувший корабль, а не валун причудливой формы или гигантская коряга, можно только в ходе полноценных подводных археологических работ.

В центре Петербурга такие работы сейчас ведутся и официально можно признать: в самом сердце города на дне Невы лежат четыре корабля.

К какому периоду они относятся? Загадка. Дело в том, что во всех случаях эти суда похожи на обычные баржи, их конструкция была примерно одинаковой, что в XVII веке, что перед Великой Отечественной войной.

Рядом с баржей, обнаруженной возле Эрмитажа, найден якорь XIX века, но подводные археологи не спешат делать выводы о дате постройки судна. Дело в том, что при исследованиях Финского залива неоднократно бывали случаи, когда рядом с парусниками специалистам попадались торпеды. Так что соседство в подводной археологии принципиального значения не имеет.

Тем не менее, датировку можно будет установить методом радиоуглеродного анализа. Сейчас анализы древесины со всех четырех судов отправлены на экспертизы.

Исследования проводятся совместно с Институтом археологии РАН. Задача перед специалистами состоит серьезная — дело в том, что по стечению обстоятельств акватория Невы подводными археологами исследована плохо и до сих нет точных данных сколько кораблей погибло в Петербурге за всю его историю.

Источник

Экспедиция на дно Невы: что скрывает под собой синяя гладь акватории Петербурга

Фото, видео: ТАСС / Ковалев Петр; 5-tv.ru

Водолазы внимательно изучают то, что прячется под толстым слоем ила. И уже обнаружено более ста интересных для историков объектов.

Тайны прошлого отрылись водолазам, которые приступили в Петербурге к исследованию дна Невы. Гидролокаторы обнаружили под толстым слоем ила более ста объектов, среди которых могут быть даже барки петровских времен.

Читайте также:  Егэ весной катер идет против течения реки

Сергей Хайдаров о первых открытиях.

«Это уже создано исходя из водолазного и аппаратного обследования. То есть нарисована достаточно точная картина того что мы видим на дне».

На эскизе наброски так называемой «барки». На этих деревянных судах в XVIII–XIX и XX веках перевозили товары по торговым путям. Предположительно точно такая же лежит под водой в самом центре Петербурга.

Уровень воды в Неве поднялся, ветер не самый сильный — это близко к идеальным условиям для водолазов. На глубине видимость два-три метра. Уже спустя пару минут исследователь подает сигнал — обнаружено деревянное судно, наполовину зарывшееся в грунт.

«Остались конструкции борта, шпангоуты, местами палуба… Такелажи отсутствуют», — поясняет водолаз-исследователь Алексей Дурус.

На данный момент исследовано 80 процентов дельты реки Невы. Обнаружены 150 гидроакустических аномалий. И далеко не факт, что все они представляют из себя культурную или историческую ценность. За долгие годы дно покрылось еще и мусорным слоем который может сбить исследователей с толку.

«Это может быть и шина от автомобиля, и старый холодильник и так далее. Из них объектов мы насчитали порядка 80-ти», — говорит водолаз-исследователь, исполнительный директор центра подводных исследований Сергей Фокин.

Самое сложное для исследователей даже не обнаружить объект, а распознать его. Как правило, сохранность оставляет желать лучшего. Когда судно было выпущено и для каких целей — подсказывают детали. К примеру, на этой барке нашли следы Великой Отечественной.

«Гранитная стенка в этом месте очень сильно повреждена осколками. Либо уже под водой, либо еще на поверхности она была подвержена бомбардировке. Крупный авиационный боеприпас нанес и ей ущерб существенный и стенке набережной», — рассказывает научный сотрудник института археологии РАН и центра подводного археологического наследия Айвар Степанов.

По словам специалистов, сейчас дно реки Невы больше напоминает своеобразное кладбище для судов. Корабли здесь тонули еще во времена Петра Первого Причины для этого были самые разные. От банальной ошибки экипажей из-за которой сталкивались корабли, до погодных условий. Лед покрывал толстым слоем поверхность реки чем сдавливал деревянные корпуса кораблей и тем самым их ломал.

Исследования Невы показали, что сейчас на дне лежат по меньшей мере семь-восемь различных типов судов. Их отдельные детали поднимут на поверхность для научного анализа, но сами корабли так и останутся под водой. Технически — поднять судно можно, но вот сохранить и сделать к примеру экспонатом, учитывая состояние, практически невозможно.

Источник



Подводные тайны. Что водолазы нашли на дне Невы?

Виктор Юшковский Виктор Юшковский Город 16 Декабря 2020

С давних пор Нева остается зоной активного судоходства, а раз так, на дне этой реки лежит, вероятно, много затонувших кораблей. Но вот сколько именно и в каких точно местах, не скажет сегодня никто. Выяснить это и нанести такие находки на карту взялись сотрудники петербургского Центра подводных исследований Русского географического общества (ЦПИ РГО) вместе с историками. Первый этап экспедиционных работ, завершившихся нынче осенью, воодушевил их и обнадежил: пусть не за год-другой, но за несколько лет осуществить столь серьезный проект, пожалуй, удастся.

ФОТО Евгения СТЕПАНОВА/Интерпресс

Не сказать, что Балтика, разные участки которой обследуют опытные водолазы и гидроакустики ЦПИ РГО, выдала все свои тайны. Но объектов, представляющих историко-культурную ценность, петербуржцы обнаружили на ее дне (равно как в Черном, Белом морях и других акваториях) за последние годы немало и не прекращают эти работы поныне.

Причем они были уверены, что невское дно таких загадок не таит: уж здесь-то, полагали, подводная археология «прошлась» основательно, особенно в пределах города. Оказалось, однако, что это не так. Подобные изыскания, заверили историки, не проводились на Неве вообще никогда. Имеются в виду системные: в отдельных ее местах перед началом проектных работ и строительства объектов (скажем, при сооружении ЗСД) такие обследования, безусловно, велись. Иначе представители Главгосэкспертизы России просто не подписали бы проектные документы.

«Прошлым летом, возвращаясь из экспедиции, проходившей на реке Волхове, мы зашли на катере в Неву и решили включить многолучевой эхолот: прибор, рисующий по отраженным сигналам объемную картину рельефа дна, – рассказывает Сергей Фокин, исполнительный директор ЦПИ РГО. – Первые же промеры выявили немало объектов, представляющих научный интерес, а стало быть, такие исследования на Неве могут быть перспективны».

В самом деле, почему бы и нет, рассудили «подводники»: опыт погружений у них есть, снаряжение тоже. К тому же, используя специально созданный программный продукт, они не первый год составляют электронную базу данных затонувших кораблей (их описание, снимки, видеоматериалы и т. д.), соотносимую с картой. Но Нева в эту информационную систему, пространственные границы которой год от года расширяются, пока не входит, и это явное упущение.

Петербургские водолазы-исследователи отмечают на той карте скрытые под водой объекты, которые государство обязано брать под охрану. В таком информационном ресурсе нуждаются, конечно, чиновники из Минкульта РФ, но не только они. Система доступна также представителям других заинтересованных ведомств и служб, поясняет Сергей Фокин. Более того, она включает свежие данные по батиметрии (рельефу донных поверхностей рек и морей), а значит, может оказаться полезной судоводителям, навигационные карты которых создавались на основе давних, нередко устаревших измерений.

Так появился проект, к которому подключились Институт археологии РАН и Национальный центр подводных исследований (НЦПИ), некогда основавший в Петербурге вместе с РГО свое региональное подразделение. Первая из названных организаций ставит полевые задачи и ведет общее научное сопровождение экспедиции на Неве (делает это Айвар Степанов, научный сотрудник Центра подводного археологического наследия данного института). А вторая отвечает за камеральные, то есть лабораторные, изыскания и архивную проработку.

Читайте также:  Как называется препятствие в реке

Обследовать дно Невы решили ближе к концу навигационного сезона после завершения экспедиционной программы в Финском заливе. Ведь судоходство на такой реке в разгар навигации – даже в нынешние ковидные времена – куда интенсивнее, чем на заливе. Да и потом, когда работаешь на открытой воде, приходится то и дело дожидаться подходящей погоды, пояснили специалисты, а на Неве совершать погружения можно и при сильном ветре. Нужно было только выбрать подходящие для этого участки реки, которая с точки зрения подводной археологии пока представляет собой сплошное белое пятно.

В ходе поисковых работ, которые на исходе лета ЦПИ РГО провел почти по всему руслу Невы в черте Петербурга, от устья до Володарского моста, приборы (гидролокатор бокового обзора и многолучевой эхолот) зафиксировали множество (более 150) гидроакустических аномалий. Большая их часть, судя по всему, это днища и корпуса судов разного типа (что открывает большие перспективы для изучения отечественного судостроения и транспортных перевозок на Северо-Западе России). Но только погрузившись на дно, можно было определить, что это: неровности донной поверхности, покрытые водорослями бревна, похожие на части надстройки судов, или и впрямь интересующие ученых объекты.

«Мы понимали, что на этом древнем водном торговом пути, связывающем европейские страны с российскими землями, нас ждет немало интересных открытий, – говорит Андрей Лукошков, научный руководитель НЦПИ, – но для начала следовало сузить район поисков. На старых петербургских картах помечены причалы и места погрузки-выгрузки заходивших в город речных судов. От этих сведений и решили отталкиваться. »

Получив разрешительный документ, минкультовский «открытый лист», позволяющий проводить такого рода исследования, и согласовав свои действия с разными организациями, петербуржцы приступили к водолазным работам. Они проходили с конца октября до начала ноября на небольших глубинах в трех местах на реке: в районе Университетской набережной (между Дворцовым и Благовещенским мостами), у набережной Макарова сразу за Биржевым мостом и недалеко от Эрмитажа.

«В Неве сильное течение, что осложняло работу водолазов, – продолжает Сергей Фокин, – зато прозрачность ее воды, позволяющая видеть предметы на расстоянии двух-трех метров, нас порадовала. Думали, придется работать на ощупь. Но что неприятно поразило, так это мусор, местами устилающий дно чуть ли не сплошным слоем. Чего там только нет: бутылки, кастрюли, обломки стульев, автомобильные покрышки. »

Учитывая течение, члены команды погружались не вдвоем, как в море, а поочередно. Один опускался на дно, используя легкое снаряжение открытого цикла, и вел съемку, а другой оставался на катере с сигнальным концом, готовый, если что, прийти на помощь. Вечером же, уводя оба своих катера, задействованных в работах, на стоянку (Северо-Западный поисково-спасательный отряд МЧС, спасибо, принял их на свою василеостровскую базу), водолазы-исследователи отправлялись по домам. В этом смысле проводить экспедицию, которую финансово поддержала одна из крупных компаний, было проще, чем обычно.

Опыт подсказывал, что получить множество ценных артефактов вот так, с ходу, вряд ли удастся. Но из восьми аномалий-объектов, больше всего напоминавших корпуса затонувших судов, пять таковыми и оказались. Так, недалеко от Меншиковского дворца водолазы обнаружили баржу, предположив, что ее потопила в Великую Отечественную войну вражеская авиация (на гранитном парапете набережной видны характерные щербины), и гильзу от снаряда на ее палубе.

В другом месте, обследуя грунт в акватории Большой Невы, они наткнулись на 12-метровое крестьянское палубное судно не вполне обычной конструкции с высокими, около полутора метров, бортами, судьба которого тоже покрыта мраком. Но, пожалуй, самая интересная находка ждала водолазов вблизи Эрмитажа. Там на дне их взорам предстал деревянный корпус судна с адмиралтейским якорем на борту (возможно, парусник XIX века), и для первичной идентификации они подняли оттуда глиняный горшок.

Рассуждать о типе и возрасте судна специалисты, однако, пока не решаются. Установить это позволят результаты радиоуглеродного анализа проб древесины, взятых водолазами, и такие лабораторные исследования начались. В то же время, чтобы пролить свет на катастрофы, которые привели к гибели найденных судов, придется заняться архивными изысканиями, погрузившись в «военно-морские» архивохранилища Петербурга.

Но одно уже ясно и теперь: готовясь к экспедиции, специалисты предполагали увидеть прежде всего многообразие типов судов, затонувших в Неве, и надежды эти оправдались. Так что первый ее этап оказался успешным, и в сезон-2021 такую работу хорошо бы продолжить. Сохраняя при этом общее направление археологических «раскопок»: от Финского залива, минуя центральную часть города, в сторону истока реки, резюмирует исполнительный директор ЦПИ РГО.

Какие участки Невы предстоит обследовать в следующую навигацию, говорить тоже рановато. Контуры экспедиции-2021, которая наверняка откроет в Неве новые сокровища, наметятся после подготовки отчета по нынешней. Хотя не исключено, что очередные подводные поиски пройдут в районе Петропавловской крепости, а также между Троицким и Литейным мостами.

Важнее другое: копить «невские» артефакты нет особого смысла, пока не решено, что с ними делать и где хранить эти историко-культурные ценности (Государственный музей истории Санкт-Петербурга, впрочем, уже выразил такую заинтересованность). А поднимать сами суда, лежащие под слоем ила и речного песка, рискуя их повредить, тем более преждевременно.

Музей подводной археологии в кронштадтском Петровском доке, быть может, когда-то появится, но в ближайшие годы реализовать этот давний крупный проект ЦПИ РГО, требующий значительных инвестиций, вряд ли получится. А это единственное место, где затонувшие (не только, кстати, в Неве) корабли могли бы найти приют.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 230 (6828) от 16.12.2020 под заголовком «Нева, как белое пятно».

Источник

Adblock
detector