Меню

Жан клод мурлева река текущая вспять

Жан клод мурлева река текущая вспять

Река, текущая вспять

Перевод с французского Надежды Бунтман («Томек»), Натальи Шаховской («Ханна»)

Иллюстрации Александра Шатохина

Литературные редакторы Екатерина Бунтман («Томек»), Светлана Липовицкая («Ханна»)

Корректор Надежда Власенко

Верстка Стефана Розова

Художественный редактор Полина Плавинская

Ведущий редактор Анна Штерн

Главный редактор Ирина Балахонова

Река, текущая вспять - i_001.jpg

Река, текущая вспять - i_002.jpg

Любое использование текста и иллюстраций разрешено только с согласия издательства.

© 2002, editions Pocket Jeunesse, departement d’Univers Poche

© Бунтман Н.В., «Томек», перевод на русский язык, 2006

© Шаховская Н.Д., «Ханна», перевод на русский язык, 2020

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательский дом «Самокат», 2020

Эта история произошла, когда люди еще не придумали, как сделать жизнь удобной. Не было ни телешоу, ни автомобилей с подушками безопасности, ни супермаркетов. Никто даже и не мечтал о мобильных телефонах! Но были уже и радуги после дождя, и абрикосовое варенье с миндалем, и полуночные купания – словом, все то, что ценится и по сей день. Впрочем, были, увы, и неразделенная любовь, и сенная лихорадка – недуги, от которых до сих пор не изобрели никакого лекарства.

Короче говоря, это было давным-давно.

Река, текущая вспять - i_003.jpg

Лавка Томека стояла на краю деревни. Это был ничем не примечательный домик, и на его вывеске синей краской было выведено: «БАКАЛЕЯ». Дверь открывалась – динь-динь! – радостно звенел колокольчик, и улыбающийся Томек появлялся перед вами в сером фартуке бакалейщика. Это был мальчик с мечтательными глазами, достаточно рослый для своих лет и худощавый. Проводить опись товаров в лавке Томека – дело совершенно бесполезное. Они не влезли бы ни в одну амбарную книгу. Тут подходит только одно слово, и это слово – «всё». Томек продавал всё. У него вы смогли бы найти любую важную и нужную вещь, например, мухобойку или «Настойку панацеи» аббата Пердрижона, а еще, конечно, такие незаменимые в хозяйстве предметы, как резиновые грелки и охотничьи ножи.

Поскольку Томек жил в своей лавке, точнее, в пристройке позади лавки, бакалея никогда не закрывалась. Табличка, висевшая на двери, всегда была повернута к посетителям надписью «ОТКРЫТО». Это, впрочем, не считалось поводом постоянно заходить к Томеку. Нет. Жители деревни уважительно к нему относились и старались не беспокоить по пустякам. Они знали, что в случае крайней необходимости Томек их вежливо обслужит даже посреди ночи. Тем не менее не стоит полагать, что Томек сидел на месте как привязанный. Напротив, он частенько выходил размять ноги, а то и пропадал на полдня. В этом случае лавка оставалась открытой и клиенты сами себя обслуживали. Возвратившись, Томек обнаруживал на прилавке деньги и маленькую записку: «Взяла моток веревки для колбасы. Лина». Или только записку: «Взял табаку. Заплачу завтра. Як».

Так все шло своим чередом, как говорится, в этом лучшем из миров и так проплывали бы годы и столетия, и ничего особенного бы не происходило.

Но у Томека была тайная мысль. В ней не было ничего плохого или необычного. Он и сам не заметил, откуда она взялась. Это как волосы: мы не обращаем на них внимания, просто в один прекрасный день они становятся слишком длинными, и все. Так в один прекрасный день Томек обнаружил, что у него появилась мысль, которая, вместо того чтобы расти из головы, растет внутрь, и вот какая это была мысль: Томек понял, что ему скучно. Хуже того: очень скучно. Ему хотелось уехать и повидать мир.

Из маленького окна в пристройке он смотрел на широкую равнину: весенняя рожь колыхалась, словно морские волны. И только дверной колокольчик в лавке – динь-динь! – мог оторвать его от мечтаний. Иногда на рассвете он бродил по дорогам, терявшимся в нежно-синих полях льна, и при мысли о возвращении домой у него сжималось сердце.

Осенью, когда перелетные птицы в величественном молчании пересекали небо, Томек с новой силой чувствовал желание уехать. Слезы застилали ему глаза, когда он наблюдал, как дикие гуси исчезали за горизонтом, мерно взмахивая крыльями.

К сожалению, не так-то просто уехать, когда тебя зовут Томек и ты отвечаешь за единственную бакалею в деревне. Особенно если до тебя ее держал твой отец, а до твоего отца – твой дед. Что подумают люди? Что ты их бросил? Что ты плохо с ними поступил? Что тебе не нравилось жить в деревне? В любом случае они не поймут. И огорчатся. Томек не хотел никого расстраивать. Он решил остаться и сохранить свою тайну. «Надо терпеть, – говорил он себе, – и со временем мысль уйдет так же, как пришла, медленно и незаметно…»

Увы, все получилось не так. Одно значительное происшествие вскоре свело к нулю все усилия Томека образумиться.

Это случилось в конце лета, вечером. Дверь лавки оставалась открытой, чтобы в дом проникала ночная прохлада. Томек подсчитывал что-то в своей особой тетради при свете керосиновой лампы и задумчиво грыз кончик карандаша, как вдруг звонкий голосок чуть не заставил его подпрыгнуть от неожиданности:

– Вы продаете карамельки?

Он поднял голову и увидел самое красивое создание, какое только можно себе представить. Это была девочка лет двенадцати, очень загорелая, в сандалиях и в поношенном платьице. На поясе у нее висела медная фляжка. Она вошла в открытую дверь бесшумно, словно видение, и теперь пристально смотрела на Томека темными грустными глазами.

Читайте также:  Сплав по рекам сша

Река, текущая вспять - i_004.jpg

Река, текущая вспять - i_005.jpg

– Вы продаете карамельки?

И тут Томек сделал вот что. Во-первых, ответил:

– Да, я продаю карамельки.

А во-вторых, Томек, за все свою жизнь и трех раз не оглянувшийся на девочку, влюбился в эту малышку. Влюбился внезапно, окончательно и бесповоротно.

Он положил карамельки в баночку и протянул ей. Она сразу же спрятала баночку в карман платья. Видно было, что ей не хочется уходить. Она стояла и внимательно смотрела на ряды шкафчиков, занимавших всю стену.

– Что у вас там, в шкафчиках?

– Все, – ответил Томек. – Все самое необходимое.

– И шляпные резинки?

Томек взобрался на лестницу и открыл верхний шкаф.

– А игральные карты?

Она помолчала, а затем робкая улыбка тронула ее губы. Все это ее явно забавляло.

– А картинки с кенгуру?

Томек подумал немного, потом устремился к шкафу слева.

На этот раз темные глаза малышки засветились. Было так приятно видеть ее счастливой, что у Томека заколотилось сердце.

– А песок из пустыни? И чтобы не остывший!

Томек снова взобрался на лестницу и достал из шкафа маленькую склянку с оранжевым песком. Он спустился, высыпал песок на свою особую тетрадь, чтобы девочка могла его потрогать. Она погладила его тыльной стороной ладони, потом провела по нему подушечками проворных пальцев.

– Совсем еще теплый…

Она подошла вплотную к прилавку. Томек почувствовал ее тепло и захотел положить руку не на песок, а на ее золотистую ладонь. Она все поняла и продолжила:

Источник

Samokatbook

Философская сказка французского писателя Жана-Клода Мурлева — пазл-перевертыш, две стороны одной истории — инь и янь. Маленький лавочник Томек вслед за девочкой Ханной отправляется в далекое и опасное путешествие на поиски волшебной реки, вода в которой даёт бессмертие.

У каждого из героев свой путь и свои испытания, и им придется принять много решений и от многого отказаться, прежде чем они приобретут настоящих друзей, найдут свою любовь и поймут, что смерть — не больше и не меньше, чем часть жизни.

Во Франции книга входит в программу литературы средней школы.

На русском языке уже выходила книга «Река, текущая вспять» в 2005 году. В новое издание вошла ранее не публиковавшаяся вторая часть — «Ханна».

Об истории книги:

Первая книга дилогии «Река, текущая вспять» вышла в России во Франции в 2001, а в России — в 2006 году. В 2002 Жан-Клод Мурлева написал вторую часть истории — о той самой девочке, которая зашла в лавку Томека за водой, дающей бессмертие. Впервые обе истории вышли в одной книге в 2016 году во Франции, и сейчас, в 2020 году — в России.

О новом издании:

Это двусторонняя книга-перевертыш. С одной стороны — история Томека, с другой — Ханны. Мы рекомендуем начинать с истории Томека.

В новом издании — прекрасные иллюстрации Александра Шатохина. А на форзацах — карты путешествия Томика и Ханны.

ОТЗЫВЫ О ПЕРВОМ ИЗДАНИИ:

Многое узнать о детях и взрослых французскому писателю, несомненно, помогли его предыдущие занятия: работал учителем немецкого, клоуном и режиссером. Живой контакт с аудиторией ценит и теперь, часто выступая с публичными чтениями. Истории, похожие на сказки и на притчи, «безразмерны», на любой возраст — полны детских восторгов, «пряничных домиков», ярко раскрашенных чудес; философичны и проникнуты щемящей поэзией, как сказки его великих предшественников Уайльда, Андерсена и Жюля Сюпервьеля.

На краю деревни живет двенадцатилетний бакалейщик Томек, мальчик с мечтательными глазами, торгует табаком, мухобойками и резиновыми грелками, дружит с местным мудрецом дедушкой Ишамом, а в одно прекрасное утро вслед за смуглой девочкой Ханной (герои Мурлева влюбляются «внезапно, окончательно и бесповоротно„) уходит на поиски реки Кьяр, чьи воды текут вспять и дарят бессмертие. А по пути — теряет память в Лесу Забвения и засыпает в поле от аромата синих цветов с лепестками словно паруса, лакомится соком гигантских абрикосов и блинами, которыми угощают его создающие дивные ароматы Парфюмеры (совсем не Зюскиндовы, а скорее двоюродные братья Жевунов из “Волшебника Изумрудного города„), спасается от громадных медведей и любуется белками, растущими на дереве, расколдовывает Несуществующий остров, отгадав загадку старой ведьмы. И все это для того, чтобы понять, что не жаль и целой жизни за мгновенье счастья, а бессмертие нужно разве что крохотной птичке амадине — пусть поет свои песни вечности.

Источник

Клод Мурлева Река, текущая вспять

Чтобы найти каплю воды, дающей бессмертие, маленький лавочник Томек совершит долгое и сложное путешествие и преодолеет множество препятствий. За время странствий он успеет превратиться из мальчика в смелого, стойкого и находчивого юношу, найдет свою любовь и приобретет настоящих друзей прежде, чем поймет, что смерть — не больше и не меньше, чем часть жизни.

Читайте также:  Реки из аниме скейт бесконечность скриншоты

Издание осуществлено в рамках программы «Пушкин» при поддержке Министерства иностранна дел Франции и посольства Франции в России.

Глава первая — Перелетные птицы 1

Глава вторая — Дедушка Ишам 2

Глава третья — Отъезд 3

Глава четвертая — Лес Забвения 4

Глава пятая — Мари 5

Глава шестая — Медведи 6

Глава седьмая — Равнина 7

Глава восьмая — Пробуждающие Слова 8

Глава девятая — Ханна 10

Глава десятая — Пепигома 11

Глава одиннадцатая — Снег 12

Глава двенадцатая — Бастибал 13

Глава тринадцатая — Несуществующий остров 14

Глава четырнадцатая — Загадка 15

Глава пятнадцатая — Утес 16

Глава шестнадцатая — Река 17

Глава семнадцатая — Священная гора 18

Глава восемнадцатая — Возвращение 19

Жак-Клод Мурлева
Река, текущая вспять

Пролог

Эта история произошла, когда люди еще не придумали, как сделать жизнь удобной. Не было ни телешоу, ни автомобилей с подушками безопасности, ни супермаркетов. Никто даже и не мечтал о мобильных телефонах! Но были уже и радуги после дождя, и абрикосовое варенье с миндалем, и полуночные купания — словом, все то, что ценится и по сей день. Впрочем, были, увы, и неразделенная любовь, и сенная лихорадка — недуги, от которых до сих пор не изобрели никакого лекарства.

Короче говоря, это было давным-давно.

Глава первая
Перелетные птицы

Лавка Томека стояла на краю деревни. Это был ничем не примечательный домик, и на его вывеске синей краской было выведено: «БАКАЛЕЯ». Дверь открывалась, — динь-динь! — радостно звенел колокольчик, и улыбающийся Томек появлялся перед вами в сером фартуке бакалейщика. Это был мальчик с мечтательными глазами, достаточно рослый для своих лет и худощавый. Проводить опись товаров в лавке Томека — дело совершенно бесполезное. Они не влезли бы ни в одну амбарную книгу. Тут подходит только одно слово, и это слово — «все». Томек продавал все. У него вы смогли бы найти любую важную и нужную вещь, например, мухобойку или «Настойку панацеи» аббата Пердрижона, а еще, конечно, такие незаменимые в хозяйстве предметы, как резиновые грелки и охотничьи ножи.

Поскольку Томек жил в своей лавке, точнее, в пристройке позади лавки, бакалея никогда не закрывалась. Табличка, висевшая на двери, всегда была повернута к посетителям надписью: «ОТКРЫТО». Это, впрочем, не считалось поводом постоянно заходить к Томеку. Нет. Жители деревни уважительно к нему относились и старались не беспокоить по пустякам. Они знали, что в случае крайней необходимости Томек их вежливо обслужит даже посреди ночи. Тем не менее, не стоит полагать, что Томек сидел на месте как привязанный. Напротив, он частенько выходил размять ноги, а то и пропадал на полдня. В этом случае лавка оставалась открытой и клиенты сами себя обслуживали. Возвратившись, Томек обнаруживал на прилавке деньги и маленькую записку: «Взяла моток веревки для колбасы. Лина». Или только записку: «Взял табаку. Заплачу завтра. Як».

Так все шло своим чередом, как говорится, в этом лучшем из миров и так проплывали бы годы и столетия и ничего особенного бы не происходило.

Но у Томека была тайная мысль. В ней не было ничего плохого или необычного. Он и сам не заметил, откуда она взялась. Это как волосы: мы не обращаем на них внимания, просто в один прекрасный день они становятся слишком длинными, и все. Так, в один прекрасный день, Томек обнаружил, что у него появилась мысль, которая, вместо того чтобы расти из головы, растет внутрь, и вот какая это была мысль: Томек понял, что ему скучно. Хуже того — очень скучно. Ему хотелось уехать и повидать мир.

Из маленького окна в пристройке он смотрел на широкую равнину: весенняя рожь колыхалась, словно морские волны. И только дверной колокольчик в лавке — динь-динь! — мог оторвать его от мечтаний. Иногда на рассвете он бродил по дорогам, терявшимся в нежно-синих полях льна, и при мысли о возвращении домой у него сжималось сердце.

Осенью, когда перелетные птицы в величественном молчании пересекали небо, Томек с новой силой чувствовал желание уехать. Слезы застилали ему глаза, когда он наблюдал, как дикие гуси исчезали за горизонтом, мерно взмахивая крыльями.

К сожалению, не так-то просто уехать, когда тебя зовут Томек и ты отвечаешь за единственную бакалею в деревне. Особенно, если до тебя ее держал твой отец, а до твоего отца — твой дед. Что подумают люди? Что ты их бросил? Что ты плохо с ними поступил? Что тебе не нравилось жить в деревне? В любом случае, они не поймут. И огорчатся. Томек не хотел никого расстраивать. Он решил остаться и сохранить свою тайну. «Надо терпеть, — говорил он себе, — и со временем мысль уйдет так же, как пришла, медленно и незаметно…»

Увы, все получилось не так. Одно значительное происшествие вскоре свело к нулю все усилия Томека образумиться.

Это случилось в конце лета, вечером. Дверь лавки оставалась открытой, чтобы в дом проникала ночная прохлада. Томек подсчитывал что-то в своей особой тетради при свете керосиновой лампы и задумчиво грыз кончик карандаша, как вдруг звонкий голосок чуть не заставил его подпрыгнуть от неожиданности:

Читайте также:  Ока река где отдохнуть

— Вы продаете карамельки?

Он поднял голову и увидел самое красивое создание, какое только можно себе представить. Это была девочка лет двенадцати, очень загорелая, в сандалиях и в поношенном платьице. На поясе у нее висела медная фляжка. Она вошла в открытую дверь бесшумно, словно видение, и теперь пристально смотрела на Томека темными и грустными глазами.

— Вы продаете карамельки?

И тут Томек сделал вот что. Во-первых, ответил:

— Да, я продаю карамельки.

А во-вторых, Томек, за все свою жизнь и трех раз не оглянувшийся на девочку, влюбился в эту малышку. Влюбился внезапно, окончательно и бесповоротно.

Он положил карамельки в баночку и протянул ей. Она сразу же спрятала баночку в карман платья. Видно было, что ей не хочется уходить. Она стояла и внимательно смотрела на ряды шкафчиков, занимавших всю стену.

— Что у вас там, в шкафчиках?

— Все, — ответил Томек. — Все самое необходимое.

— И шляпные резинки?

Томек взобрался на лестницу и открыл верхний шкаф:

— А игральные карты?

Она помолчала, а затем робкая улыбка тронула ее губы. Все это ее явно забавляло.

— А картинки с кенгуру?

Томек подумал немного, потом устремился к шкафу слева:

На этот раз темные глаза малышки засветились. Было так приятно видеть ее счастливой, что у Томека заколотилось сердце.

— А песок из пустыни? И чтобы не остывший!

Томек снова взобрался на лестницу и достал из шкафа маленькую склянку с оранжевым песком. Он спустился, высыпал песок на свою особую тетрадь, чтобы девочка могла его потрогать. Она погладила его тыльной стороной ладони, потом провела по нему подушечками своих проворных пальцев:

— Совсем еще теплый…

Она подошла вплотную к прилавку. Томек почувствовал ее тепло и захотел положить руку не на песок, а на ее золотистую ладонь. Она все поняла и продолжила:

— Такой же, как моя ладонь…

Свободной рукой она взяла руку Томека и положила на свою. Свет керосиновой лампы играл на ее лице. Это продолжалось несколько секунд, потом легким движением она высвободила руку, осмотрелась и указала пальцем на один из трех сотен маленьких шкафчиков:

— А в этом что у вас?

— Ничего особенного, катушки… — ответил Томек, ссыпая песок в склянку через воронку.

— Зубы Богородицы… это такие очень редкие ракушки…

— А… — разочарованно произнесла девочка. — А в этом?

— Семена секвойи… Я могу вам подарить несколько штук, если хотите. Но не сажайте их куда попало, потому что секвойи могут вырасти очень большими…

Томек хотел сделать ей приятное. Но вышло наоборот. Она снова помрачнела и задумалась. Томек не решался прервать молчание. В открытую дверь заглянула кошка, попыталась войти, но Томек прогнал ее, махнув рукой. Он не хотел, чтобы его беспокоили.

Источник



Река, текущая вспять

Скачать книгу

О книге «Река, текущая вспять»

Чтобы найти каплю воды, дающей бессмертие, маленький лавочник Томек совершит долгое и сложное путешествие и преодолеет множество препятствий. За время странствий он успеет превратиться из мальчика в смелого, стойкого и находчивого юношу, найдет свою любовь и приобретет настоящих друзей прежде, чем поймет, что смерть — не больше и не меньше, чем часть жизни.

Произведение относится к жанру Книги для детей. Оно было опубликовано в 2002 году издательством Самокат. Книга входит в серию «Сказки Самоката». На нашем сайте можно скачать книгу «Река, текущая вспять» в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt или читать онлайн. Рейтинг книги составляет 4.5 из 5. Здесь так же можно перед прочтением обратиться к отзывам читателей, уже знакомых с книгой, и узнать их мнение. В интернет-магазине нашего партнера вы можете купить и прочитать книгу в бумажном варианте.

Мнение читателей

Персонажи харизматичны и привлекательны, а сюжет не отрывает восторженных глаз от чтения до самого конца

И добро там – всегда побеждает зло:))местами, книга ставит совсем не детские вопросы

Если жить вечно,то с любимым человеком или умереть в один день как в сказке со счастливым концом

Это, наверное, самая милая, самая сказочная, самая-самая добрая книга, что я читала

Честно говоря, я слабо себе представляла, какой именно должна быть эта сказка, так что «Реку, текущую вспять» я начала читать без каких-либо предубеждений и особых ожиданий

А между прочим, это самый, наверное, страшный момент в книге

«Реку, текущую вспять» как раз можно отнести к последним

«Река, текущая вспять» — книга об очень хорошем мальчике

Но это все мои домыслы, на деле же небольшая книжка про Томека и Ханну, преодолевающих кучу преград и опасностей ради любви, очень хороша

И читать её не только приятно, но и очень увлекательно

Я думаю, что эта книга для школьников, но у нее очень захватывающий сюжет

История о детях, ищущих реку Кьяр, которая течет вспять и вода из которой дает бессмертие.

Источник

Adblock
detector